Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

Записи ЛИРИЧЕСКИХ ПЕСЕН И БАЛЛАД в основном осуществлены в Опочецком, Красногород-ском, Новоржевском районах (исключение составля­ет песня «Стой, калинушка, не шатайся», распростра­ненная повсеместно). Характерной особенностью данной традиции является наличие балладных сюже­тов («муж жену губил», «братья-разбойники и сест­ра», «жена мужа зарезала», «дочка-пташка» и др.), которые нередко исполняются на напевы, близкие так называемой «скорой» лирике и хороводам (см.: «Образцы напевов и текстов лирических и баллад­ных песен, №№ 14-16). Записаны и собственно бал­ладные песни, исполняющиеся с характерными напе­вами (там же, №№ 11-13). Встречаются также яркие примеры женской лирики — «Пастух мой, пастушо-чек» (там же, № 6), мужской лирики — «Соловей мой, соловей», «Что за красновски ребята», «Зорюшка, за­ря утренняя» (там же, №№ 1-3, 8). Исполнение лири­ческих песен и баллад может быть приурочено к сва­дебному обряду и к основным периодам календаря -зимним посиделкам и вечерам (преимущественно -баллады), летним полевым работам; единичны упо­минания о пении долгих песен на Масленицу (Звон-ская волость Опочецкого района).
ИНСТРУМЕНТАЛЬНО-ХОРЕОГРАФИЧЕ­СКАЯ ТРАДИЦИЯ играет важнейшую роль в му­зыкальном фольклоре центральных районов облас­ти. На общем фоне забвения обрядово-песенного ре­пертуара именно инструментальная музыка сохра­нила в этих местах богатство, многообразие форм. Выполнены записи наигрышей на гуслях, скрипке, гармониках (тальянке, гармони немецкого строя, хроматической гармони), записи ансамблевой игры (гусли — скрипка). Записи гусельной и скрипичной игры (в основе последней — закономерности «гудош-ной» традиции) раскрывают архаические истоки ин­струментальной культуры центральной Псковщины.
Наигрыши на гуслях записаны преимущественно в северо-западной части описываемого региона, на левобережье р. Великой, но упоминания о гуслях встречаются практически повсеместно. Игра на гар­мониках (в том числе на тальянке) распространена в большинстве деревень. Наигрыши на скрипке зафик­сированы только в пос. Красногородском и двух де­ревнях (Столбове и Глубоком) Опочецкого района.
Наигрыши на музыкальных инструментах груп­пируются в связи с их назначением: под проходку (шествие с припевками); под пляску; под многофи-
гурные танцевальные композиции («Кадриль», «Лентяя» и др.).
В целом, инструментальная традиция непосред­ственно связана с празднично-обрядовой сферой (престольные праздники, ярмарки, гулянья), но эпизодически включается в свадебный обрядовый комплекс (свадебное застолье, пляски) и рекрут­ский (проводы — шествия).
Записаны также наигрыши на пастушеских ин­струментах (рожке и дудке). По рассказам местных жителей, ранее в деревнях бытовали пастушеская труба, рог, рожок, жалейка, дудки.
ЖАНРЫ СЛОВЕСНОГО ФОЛЬКЛОРА зани­мают значительное место в культурных традициях центрально-псковской зоны. Записаны волшебные и бытовые сказки, сказки о животных, тексты и от­дельные сюжеты и мотивы сказок, известных по за­писям А. С. Пушкина или представляющих народ­ную переработку его произведений. Некоторые сю­жеты (например, о проклятых детях) особенно пока­зательны для местной фольклорной традиции и мо­гут встречаться как в виде сказки, так и былички (см. Раздел 12 «Жанры народной прозы, поверья», а так­же Часть IX, «Образцы текстов сказок», № 9). Содер­жание быличек и поверий оказывается чрезвычайно разнообразным: о проклятых; о колдунах (ведьмах) и колдовстве, о колдунах-оборотнях; о привидениях («привиждёниях»); о русалках, чертях («шешках и шешйцах»); о покойниках; о домовом; о кладах; о ле­тучих змеях; о громовых стрелах; о кукушке. Данная группа жанров относится к корпусу текстов, принад­лежащих общерусскому или даже общеславянскому фонду. Именно сюжетный и образный строй были­чек и поверий, наряду с волшебными сказками и за­говорами, сохраняет архаичные представления, обусловленные мифологическим сознанием.
ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНАЯ ОБРЯД­НОСТЬ подробно зафиксирована в фольклорных экспедициях 1998 и 1999 гг. в Пушкино-Горском, Новоржевском, Бежаницком районах. Похорон­ный обряд, бытующий на левобережье р. Великой (Красногородский, Опочецкий районы), в основ­ных моментах обладает теми же особенностями, что содержатся в сведениях, собранных на правобе­режье, и это свидетельствует о единстве представля­емой традиции. Записаны также некоторые данные, отражающие местную специфику обрядов и связан­ных с ними представлений:
—   при выносе покойного вслед за гробом бро­сали жито («к жизни», «к житью») — Пушкино-Гор­ская, Новгородкинская,  Первомайская волости Пушкино-Горского района; Глубоковская, Лады-гинская волости Опочецкого района. В Новоржев­ском районе посыпание зерном отрицается;
—  при выносе «шувыкали» (качали гроб с по­койным) около дома — Пушкино-Горская, Новго-
родкинская волости Пушкино-Горского района; Алтунская, Зареченская, Стехновская волости Но­воржевского района;
—  прощались с покойным на перекрестке, за де­ревней, и поминали лепешками («сочнями») — Нов-городкинская, Первомайская,  Пушкино-Горская волости Пушкино-Горского района; Вишлёвская, Вёскинская, Зареченская, Дубровская, Стехновская волости Новоржевского района;
—  повсеместно в Пушкино-Горском и Ново­ржевском районах годовые помины назывались «субботками»;
—  представления о том, что душа прилетает в виде птицы (Новгородкинская волость Пушкино-Горского района; Вишлёвская, Вёскинская, Дуб­ровская волости Новоржевского района);
—  полотенце (белую тряпочку) вывешивали на угол дома для «родителей» повсеместно в Пушки­но-Горском и Новоржевском районах; по истече­нии определенного срока полотенце спускали по реке (П.-Г., Осница 5041-05; Новорж., Борки — Ру-ново*  5003-64); закапывали в могилу (Новорж., Ботвино — Стехново* 5045-04); относили в церковь (П.-Г., Бирюли — Цецы* 5023-16).
Единичные сведения:
—  гроб с покойным качали, когда проходили ми­мо его поля (П.-Г., Снегово — Барашкино* 5043-25); качали гроб, когда переносили через реку, затем по­минали (П.-Г., Петровское — Приезжино* 4992-20);
—  поминали умершего через полгода после смер­ти (тогда как повсеместно поминали на 9, 40 дней и в первую годовщину) (Новорж., Свиномурово — Ферко-во* 4995-19); поминание в Рождественскую Коляду (Новорж., Крюково 5011-26; П.-Г., Крылово 5022-11);
— поверье о том, что если в Радоницу не помя­нуть умершего на могиле, то его душу на том свете не отпустят «гулять» (Новорж., Кораблёво 5003-40); в Радоницу покойные «все выходят и смотрят на нас» (Новорж., Шикени 5185-22).
Важное значение имеют мифологические пред­ставления и поверья о загробном мире, о жизни на том свете, о душе-птице, воплощенные в похорон­ных и поминальных причитаниях, причитаниях на кукушку. Причитания на кукушку зафиксированы преимущественно в Опочецком и Новоржевском районах.
В ходе экспедиционной работы собраны немно­гочисленные сведения по родильной, крестильной, рекрутской обрядности.
Материалы, характеризующие ФОЛЬКЛОР И ЭТНОГРАФИЮ ДЕТСТВА, напротив, отличают­ся полнотой и разнообразием. Зафиксированы ин­тересные сведения, касающиеся воспитания и тру­довых занятий детей и подростков (традиция дет­ского пастушества, помощь в пахоте, жатве), учас­тия в обрядово-праздничной жизни общины (ка­лендарной и свадебной обрядности). Записаны дет­ские заклички, причитания, рассказы об играх в свадьбу, похороны, в куклы, подвижные игры, счи­талки, а также образцы фольклора для детей — ко­лыбельные песни, потешки, пестушки.
В целом, традиции районов среднего течения ре­ки Великой обладают как специфическими, локаль­ными, так и общими признаками, которые в совокуп­ности характеризуют этот самостоятельный этно­культурный комплекс, сохранивший до настоящего времени древние исторические основы и многообра­зие форм народной традиционной культуры.
1    Сведения о количестве звукозаписей приводятся без учета экспедиции 1999 г., так как материалы этой экс­педиции находятся в стадии обработки.
2    Новорж., Крутцы 4999-02; Яконово 5033-06.
3    Новорж., Кораблёво 5003-11, 13; П.-Г, Галичино — Ру-билово* 4996-14.
4    Новорж., Голубево 2187-06; Губкино 5030-37; Дорожкино 5049-07-09,17; Лунёвка 2189-20; Малое Алешно 5000-36,46, 5001-01; Посадниково 5014-14,15; Соболицы 5017-11,13.
5    Например: Опоч., Власово  1585-30; П.-Г.,  Поляне 2263-02; Стречно 2252-01.
6    Например: Новорж., Бородёнки 5051-03; Дорожкино 5049-07, 09, 5050-25; Осинкино 5018-36; Тараскино 5015-32.
7    Исполнительница из д. Кисели Дворицкой волости Бежаницкого района утверждает, что д. Черняково (ныне не существующая) относилась к Новоржевско­му уезду и находилась недалеко от д. Рындино. Веро­ятно, эта деревня располагалась на границе Ново­ржевского и Бежаницкого районов.
8    См.: «Свадебный обряд»; «Содержание поэтических текстов свадебных причитаний»: Беж., Кисели — Чер­няково* Новорж. 5218-37, 38.
9    Краен., Посинье 1581-32; П.-Г., Бабины 2281-15, 2282-01; Мошино 2258-10; Поповня 2296-40.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное