Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

На окраине деревни (или на перекрестке) снова поворачивали гроб так, чтобы покойный был об­ращен лицом к деревне, и «шувыкали» (качали) -«покойный прощался с деревней».13 На «крестах» с покойным прощались те, кто не шел на кладбище, они брали две-три ложки кутьи, лепешку, помина­ли умершего и возвращались домой (поминать могли рисовой кутьей, конфетами, печеньем, пря­никами).
Потом гроб ставили на повозку (зимой на дров­ни, летом на дроги) и везли на кладбище.
В д. Приезжино качали гроб, когда переносили через реку: «С дому вынбсють на руках, на руках нясуть. <…> [Переносят через мост, останавлива­ются], <…> патом пакачають, папрашшаица он с дярёвней, этат мёртвый. <…> Три раза. Ну, патом, вот, астановятца все, папрашшаюца люди все. Иконка там паставлина. Все иконку пацалують, канфёт вынесим там, пячёнья там, или ляпёшки ка­кие, а уже гроб ставят на машину — и на кладбиш-ше» (П.-Г., Петровское — Приезжино* 4992-20).
В д. Снегово Пушкино-Горского района вспо­минают, что раньше «шувыкали» гроб с покойным, когда проносили мимо своего поля (П.-Г., Снегово — Барашкино* 5043-25).
Священник с кадилом встречал процессию у ограды кладбища (Новорж., Вишлёво — Мартю-ши* 5042-10). Покойного необходимо было «про­вести» (отслужить панихиду) в церкви. После службы прощались с покойным, закрывали его ко­ленкором.
Если человек повесился или умер неестествен­ной смертью, его не отпевали — «не проводили» (П.-Г, Софино 5043-04, 05).
Кладбища устраивали обычно на песчаном ме­сте (Новорж., Ботвино — Стехново* 5045-06). Родст­венников хоронили рядом, «подкапывали» в одну яму — так принято, всех родственников в одно мес­то (Новорж., Ботвино — Стехново* 5045-06).
Если умер некрещеный ребенок, его надо отма­ливать в церкви; некрещеных хоронили отдельно в лесу, как удавленников (Новорж., Дорожкино 5049-16).
На кладбище гроб ставили у могилы, все в по­следний раз прощались с умершим: близкие целова­ли покойного, остальные — только икону. Потом гроб заколачивали и опускали в могилу. Опускали гроб на новых полотенцах (могли опускать на ве­ревках), полотенца оставляли в могиле или забира­ли домой.14
Когда закапывали гроб, то нельзя было переда­вать лопату из рук в руки, а надо воткнуть ее в зем­лю (Новорж., Ботвино — Стехново* 5045-06). Есть и противоположная информация: если устанешь, за­капывая гроб, то подаешь лопату другому, а вты­кать ее в землю нельзя (П.-Г., Софино 5043-04). Тем, кто копал могилу, давали материю — по метру, на портянки (П.-Г., Ганьково 5029-01).
После того, как опустили гроб в могилу, все ки­дали по горсти земли (песка).15 Бросая землю, гово­рили: «Пухом земелька! Царство Божие!» (Но­ворж., Дорожкино 5049-19). «Сперва зямёльки вот кинешь, што: "Пухом тябё зямёлька", — што палёг-ше, штоб легко было, кинешь-та нямножко. Ну, кто деньги кинет, мелочь. Потом зароют и всё, памя-нут» (П.-Г., Бирюли — Цецы* 5023-16). Могли ки­дать деньги за гробом, но батюшка говорил, что это грех — кидать деньги в землю (П.-Г., Софино 5043-04).
Крест на могиле ставили сразу.16 Ставили в но­гах, «чтобы покойный видел» крест (лежал лицом ко кресту). Считалось, что когда все воскреснут, по­койный «встанет и пойдёт» (П.-Г., Луговка 5021-09). На крест вешали полотенце (теперь вешают венки), оно висело, пока не сгниет (Новорж., Рудня-ха — Никитине* 5034-01).
На могиле женщины голосили:
«Куда ж ты справилась,
мая радйтел(и)ка-матушка? И как же ты миня бросила,
гор(и)каю сиратйнушку?
И к каму жи я прикланю
с(ы)ваю буйныю галовушку? И нет у миня радйтел(и)ки-матушки, И кто ж миня б^дя встричати,
гор(и)каю сиратйнушку, Кагда я прийду с тяжкуй работушки? И атставила ты мини,
мая радйтел(и)ка-матушка, И са чужйм(ы) людям.
И как же я буду жйт(и), гор(и)кыя сиратйнушка, И биз сваей радймой матушки?»
(Новорж., Рудняха — Никитино* 5210-37).
ПОМИНАНИЕ В ДЕНЬ ПОХОРОН
Сразу после похорон на кладбище совершали помин. Трапеза в день похорон практически не от­личается от той, которая проходит в последующие поминальные дни и годовые помины (на кладбище и в доме).
На могиле расстилали скатерть17 (белую сал­фетку или просто коленкор) и раскладывали еду. Скатерть была старинная, после поминок ее заби­рали домой, стирали. В д. Мартюши Новоржевско­го района после поминок на кладбище эту скатерть больше не стелили на стол: ее вместе с оставшейся поминальной едой отдавали богомолкам, которые жили в деревне. На следующие поминки брали но­вую скатерть. По некоторым сведениям, специаль­ную скатерть стелили на могиле только после похо­рон, на сороковой день так уже не делали (Новорж., Вишлёво — Мартюши* 5042-10).
Поминали кутьей (в день похорон — обязатель­но), всем раздавали по одной-две ложечки.18
В д. Русское Васильевской волости Пушкино-Горского района делали «поминку» — кутью19 и круглые «сочни».20 «Поминку» клали на стол в церкви. Три сочня оставляли в церкви (нужно три сочня, потому что «у Бога три лица»), остальные несли на могилу (если нет сочней, оставляли в церк­ви три пряника или три пачки вафель, так же и на Пасху — три красных яйца клали к иконе, «к Богу»). На могиле поминали сочнями, раздавали их наро­ду, другие сочни разламывали и разбрасывали по могиле. Также на могилку приносили «гостинец»: печенье, конфеты, баранки — их оставляли для птиц21 — «налетят вороны и всё съедят» (П.-Г., Гали-чино — Русское* 4996-02). Сыпали на могилу кутью из риса (или пшеницы) — «это на тело хорошо» (Но­ворж., Ругодево — Загорье* 4998-05).22 Могли остав­лять также стопку вина, яйцо, конфеты (П.-Г., Ганьково 5029-01, 04).23 В д. Гарино Пушкино-Гор­ского района пекли сорок лепешек: часть раздавали в деревне, чтобы поминали сорок дней, часть несли на кладбище, часть раскладывали по столу на по­минальной трапезе (П.-Г., Гарино 5040-01). В д. Грибаново Новоржевского района вспоминают,
что раньше на кладбище приносили три лепешки (это то же, что и «сочни») и кутью, а теперь с собой берут целую сумку продуктов, выпивку (Новорж., Грибаново 5004-28).
После возвращения с кладбища более не голо­сили (П.-Г., Галичино — Русское* 4996-02).
После похорон поминали дома. На эти помин­ки собиралась вся деревня (людей не приглашали, они приходили сами).24
В д. Русское Пушкино-Горского района тот, кто приходил на поминки, брал из дома «покрб-мок» хлеба, чтобы положить на стол. Если хозяин беден, то могли приносить и мясо. Этот хлеб не ели, потом хозяин отдавал его скотине. Приносили хлеб
—  «к житью, к бытью», «чтоб была б в этом доме жизнь» — старинная примета (П.-Г., Галичино -Русское* 4996-02).
Первой начинали есть кутью.25 Готовили обед, водку ставили для всех, кто зайдет (Новорж., Сви-номурово — Ферково* 4995-19). Поминальная еда: холодец, картошка с мясом (П.-Г., Петровское — При-езжино* 4992-19); всякие «пригбхи» — как в праздник (П.-Г., Галичино — Русское* 4996-01).
Последнее блюдо за поминальным столом — ки­сель26 (чаще ставили овсяный кисель,27 но мог быть и красный кисель — клюквенный), кисель подавали со сладкой водой — сытой. По окончании трапезы все молча вставали, один человек читал молитву «Отче наш», либо молитву пели, и на этом похорон­ный обряд заканчивался, все расходились по домам (П.-Г., Ганьково 5029-01 и др.).
ПОМИНАЛЬНЫЕ ДНИ
Поминки справляли на девятый день со дня
смерти: считалось, что в этот день «душа отходит». Потом поминали на сороковой день и в годовщи­ну28 (П.-Г., Софино 5043-04, 05). В д. Ферково Но­воржевского района, кроме перечисленных, отме­чался еще полугодовой помин (Новорж., Свиному-рово — Ферково* 4995-19). На девятый день помина­ли в церкви, на 40 дней — приглашали всех род­ственников, а в годовщину служили в церкви обед­ню и собирали родственников (П.-Г., Галичино -Русское* 4996-02). В д. Загорье на 9-й день собира­лось около 3-5 человек (только самые близкие), за­казывали в церкви «сорокоуст» (Новорж., Ругодево
— Загорье* 4998-05; Дорожкино 5049-19). В д. Руд-няха Новоржевского района поминали на второй, третий,29 шестой и девятый дни. На второй день хо­дили на могилу, приносили покойному конфет, пе­ченье (угощение), спрашивали: «Как же ты тут но­чевал?..» (Новорж., Рудняха — Никитине* 5034-01).
Принято было также ходить на могилу в день рождения умершего (Новорж., Крюково 5011-26). Можно поминать умерших (дома и на кладбище)
каждое воскресенье — кто как может (П.-Г., Осни-ца — Жуково* 5041-05); каждый день (Новорж., Ва-ритино 5019-24; Рудняха — Никитино* 5034-01); «мбжна и вечерам и утрам, када встаёшь — памы-лася, перекрёстисся и паминай» (Новорж., Крюко­во 5011-26).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное