Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

Так, обряды, завершающие период сватовства, могли иметь следующие названия: «запйвины» («за­пивки», «запойки», «зыпивають нявёсту») — в По­кровской волости Красногородского района и Ла-дыгинской, Петровской, Лобовской, Звонской, Духновской, Глубоковской волости Опочецкого района.10 «Покладины» — термин встретился в двух соседних волостях левобережья р. Иссы — Велей-ской волости Пушкино-Горского и Ильинской во­лости Красногородского районов.11 В самой юж­ной точке — д. Огурцово Ладыгинской волости
Опочецкого района (на границе с Себежским райо­ном) — устраивали «Богомоленье».
Термины, обозначающие обряды, завершаю­щие свадьбу (проходят на второй день или через не­сколько дней после свадьбы), также локализуются на определенных территориях. «Отводины» повсе­местно справляли в Опочецком районе (Матюш-кинская, Звонская, Духновская, Глубоковская во­лости), но есть также единичные сведения из Васи­льевской волости Пушкино-Горского района. На «хлебины» приезжали в основном на территориях, граничащих с Бежаницким районом, на северо-вос­токе Новоржевского района (Заборьевская, Жад-рицкая волости), редкие упоминания зафиксирова­ны в Пушкино-Горской волости.12 Один раз встре­тилось выражение «ездить на пакладку» (в следую­щее воскресенье после свадьбы) в Первомайской волости Пушкино-Горского района.13
Женский головной убор молодухи повсеместно называется «повой». Название «сорока» встретилось только в Васильевской и Зарецкой волостях Пушки­но-Горского района).14 В единичных записях зафик­сированы наименования — «сборник» (Новорж., Адо-рье 5004-42), «подборка» (П.-Г., Барашково 5044-24).
Для обозначения свадебных чинов повсеместно распространены наименования: «боярки», «большая боярка» — они исполняют обряды, связанные с невес­той, «брат» («братко»), «больший брат» — главный участник в обрядах с женихом. Именование свадеб­ного чина «дружка» зафиксировано преимуществен­но на востоке описываемого региона, на границе с Бежаницким (Заборьевская, Алтунская, Стехновская волости Новоржевского района) и Пустошкинским районами (Глубоковская, Лобовская волости Опо­чецкого района). Термины общего распространения: «кашники» — родня и гости со стороны невесты, «по­езжане» — родня и гости со стороны жениха («поезда» — в Глубоковской волости Опочецкого района).15 В Васильевской волости Пушкино-Горского района родня жениха именовалась «свадёбниками»,16в Пуш­кино-Горской волости — «свадьбишниками».17
В центрально-псковской зоне зафиксированы ва­рианты одного напева хорового причитания, испол­няемого боярками, и напевы сольных причитаний невесты, ее матери и сестры, включенные в свадебный обряд. Хоровые и сольные причитания исполнялись, в основном, в кульминационные для свадебного дей­ства моменты вывода невесты за стол и наделения.
К редко встречающейся информации относятся записи хоровых причитаний, исполняющихся во время хождения невесты по родне, включающие сюжетные мотивы «поиска умерших родителей» и «благодарения» родственника за угощение (Опоч., Власово 1585-33, 34, 37, 49, 50). В д. Терехи Опочец­кого района зафиксирована единичная запись при­читания боярок на кладбище (по другим сведениям,
на могилах голосила сама невеста — звучали соль­ные причитания).18
Полноценные записи напева хорового причита­ния сделаны в Опочецком районе, особенно яркие образцы записаны в южных и юго-западных волос­тях района (Ладыгинской и Лобовской). Варианты из Красногородского и Новоржевского районов представляют собой малораспетые, не совсем устой­чивые фрагменты причитаний и, соответственно, не дают полной уверенности в их принадлежности к основному типу напева. В Пушкино-Горском райо­не не зафиксированы напевы и развернутые тексты хоровых причитаний, но по фрагментам текстов и описаниям самого обряда можно судить о единстве причетной традиции в содержательном плане.
Записанные в Опочецком районе варианты на­пева хорового причитания имеют сходство с образ­цами, относящимися к локнянско-ловатским тради­циям. В основе музыкально-поэтического периода данного напева лежит стиховая строка с трехак-центной тонической организацией. Напев отличает­ся развитостью мелодической линии, обилием сло-гораспевов, равномерностью слогопроизнесения.
К особо значительным явлениям местных тра­диций относится «подводка»-вокализация в хоро­вых голошениях: старшая боярка исполняет основ­ной напев причитания со словами, а остальные пе­вицы вторят ей без слов, на звук «о-о-о» (см.: «Об­разцы напевов и текстов свадебных хоровых и соль­ных причитаний, №№ 1, 2).
Сольные причитания невесты и матери имеют значительное сходство с похоронными голошения­ми. Напевы сольных причитаний в традициях цент­ральной Псковщины сочетают интонации возгласа, плача и повествования. Характерны малотерцовые нисходящие и опевающие поступенные движения ме­лодии, квартовые и октавные обороты в межакцент­ной зоне, октавные сбросы в кадансах. В целом, ин­тонационно-ладовая система напевов сольных при­читаний в большинстве случаев в основе имеет за­полненную малую терцию с субоктавой и/или суб­квартой, но возможны и иные ладовые образования. В поэтических текстах сольных причитаний проявля­ется тонический принцип организации стиха (преоб­ладает тринадцатисложный трехакцентный тоничес­кий стих), что не исключает подвижности слогорит-мического показателя (наибольшая вариативность наблюдается в предакцентной зоне первого и второ­го акцентов). Причитания имеют стиховую или ти-радную композицию. В ритмике причитаний, наряду с равномерной пульсацией, возникают пунктирные группы и характерная нерегулярная пульсация, обра­зующиеся за счет увеличения длительности одного или нескольких предакцентных слогов (Новорж., Макарове 2201-07; Опоч., Авсейково 2167-08, 2168-01). В целом, та или иная конкретная форма ритмики,
интонационно-ладовое строение напева причитания зачастую зависят от эмоционального состояния ис­полнителя и обстоятельств исполнения причитания.
Свадебные песни и припевки записаны преиму­щественно в Опочецком и Красногородском райо­нах. Песенный репертуар из этих мест по своим му­зыкальным закономерностям и по содержанию по­этических текстов обнаруживает связи с южными районами области (Себежским и Невельским).
В Пушкино-Горском и Новоржевском районах записи свадебных песен единичны, имеют фрагмен­тарный характер. Из основных сюжетов здесь встре­чаются «Князёк молоденький», «Растопися, баенка», «Приехали кашники», «Кто у нас хороший». Можно предположить, что в прежние годы и в этих районах свадебный обрядовый фольклор имел достаточно развитую систему, но ко времени проведения экспе­диционной работы (1980-1990-е гг.) живая традиция здесь находилась уже в угасающем состоянии, в свя­зи с чем удалось записать лишь фрагменты текстов и напевов, а также воспоминания о месте песен и при­читаний в обряде и об особенностях исполнения.
На территории центральной Псковщины зафик­сированы 25 сюжетов свадебных песен, 4 формуль­ных обрядовых напева, из которых два первых (на­певы «Растопилась баенка» и «Не было ветров») на­иболее показательны и значимы в данной традиции. Напев «Растопилась баенка» (в основе слогоритми-ческого периода лежит тонический семисложник) звучит в разных обрядовых ситуациях: опевание не­весты за столом, опевание невесты-сироты, опевание жениха перед отправлением за невестой, величание молодых, корение молодой и кашников. С варианта­ми данного напева (см.: «Образцы напевов и текстов свадебных обрядовых песен и припевок», № 1) ис­полняются 10 текстов. Напев «Не было ветров» (сил­лабический принцип организации стиха и напева) также многофункционален (опевание невесты; си­ротские сюжеты; отправление жениха за невестой; встреча жениха в доме невесты; встреча молодых в доме жениха; корение свекрови). С вариантами напе­ва (см.: там же, №№ 2, 3) записано И текстов.
С третьим по значению формульным напевом (там же, № 7) исполняются 4 поэтических текста, по своему содержанию непосредственно связанные с моментом приезда женихова поезда и отправлени­ем невесты к венчанию.
Образцы песен №№ 4-6, 8 представлены в экс­педиционных коллекциях единичными записями. В д. Тарасове Заборьевской волости Новоржевского района был записан фрагмент песни «Баслав Бог» (№ 6), которую исполняют первой во время засто­лья в доме жениха. Этот редкий, но очень значимый обрядовый сюжет в более полном виде зафиксиро­ван в Локнянском, Великолукском, Невельском районах (см. Части V-VII).
52*
Свадебные припевки и плясовые песни, распро­страненные в центрально-псковской зоне, образу­ют довольно значительную группу, но не отражают специфики местных традиций, а скорее относятся к общепсковскому «фонду». Эта группа представлена одним образцом свадебной припевки «Сявалку ся-вала» («Образцы напевов и текстов свадебных песен и припевок», № 9).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное