Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

В д. Терехи Опочецкого района утром в день свадьбы перед наделением боярки вели невесту под руки по деревне, заходили к родственникам, голосили под окнами — просили благословения. Сзади несколько парней несли на головах решёта, накрытые платками. Приведем фрагмент расска­за, записанного от участницы обряда. «Нявёста тольки:
Ух! Ух! Ух! Ух!
Ух, паслённии май минутушки, Праходя мая молыдысь, мае вясёлийца. Ух! Ух! Ух!
Нявёста тольки галося — плача. А баярки всё: "О-о-о…" [поют без слов — водят голосом]. Сперва к папыньке привядуть (эта невеста с дома выходя, ка-да идуть с решатам), ну вот:
Ох, судырь батюшко,
Прастй миня и благаславй, надялй.
Бух! — в ноги! Ну вот, тада приходя к матке нявёста:
Ой, мамушка-радйтелька, Прастй мине и благаславй.
А тут баярки кричать:
Благаславй сваво мйлава дётетка!
И тада — пашлй па дярёвни. [Боярки] и бёруть эту нявёсту пад руку, [поют]: "О-о-о-о-о-о-о…", — и к каждаму, кто есть, к каждаму пад акно:
Выйди-выйди на крылёцко,
мой судырь дядюшка, Благаславй и прастй миня, миня благаславй.
Тожо — в ноги, невеста нагибаетца. <…> Ана вот вызаве там дяденьку или тётиньку, а ёты [бояр­ки]: "О-о-о-о-о-о". А [старшая боярка] кричить: Ой, и тётин(и)ка, выйди благаславй и ныдялй.
Ну, а ёти [подруги] толька: "Во-ой!". <…> Ба-ярка вызывая, и баярка вядё нявёсту пад руку. <…> А нявёста: "Ух! Ух! Ух! Ух! Ух!.. Ух! Ух! Ух!" — вот нявёста "гудела". А кагда выходя тётка ли дядя, тада:
Ой, тётинька, прастй мин4, благаславй!
Бух! — в ноги, и всё.
Потом «приходить к братьям:
О-о-о, ой, братиц, сокыл дарагой,
Выйди на крылечко, перяймй сваю сястрйцку!
Баярки крицать:
Ой, благаславй ты яё и прастй, благаславй, ныдялй!
Бух! — в ноги — нявёста брату. <…> [Потом — к бабушке]:
О-о-о, ой, бабушка, Бабушка, выйди на кралёцко, И благаславй (сва)ю внученьку, И надялй ты щастьем и здаровьем. О-о-о!
В ноги кланяетца, и баба всё благаславляе и на-дяляе.
Тада вядут нявёсту в избу, раздявают, за стол сажают, надяляють и вязуть к вянцу». [Когда наде­ляют] — «накладают деньги, вот наложуть дёсеть ка-пёек, ну — "Благаславй Бог! Дай Бог жйсть харо-шую!". На тарелку — дёсеть капёек. Рюмку вина вы­пил и пашёл, [перекрестился]. Да. И всё.
А нявёста — сидйть, каторая — плаче, а каторая с ахотой идёт, та с падружкой сидйть [не закрыта].
64-198
[Когда все наделят, невесту выводят, идут через се­ни на улицу, боярки поют]:
Сени новыи-кляновыи, вы не шатйтеся, Слёги, не гиблйтеся.28
Ну вот тада и павядуть, а тада тут уже на улице падгашйвши,29 "Калину" ёту [поют]» (Опоч., Тере-хи 2270-07-10, 12, 13, 15, 16).
Когда невеста с боярками «хадйли па раднё» приглашать на свадьбу, их заводили в дом, сажали за стол, угощали. Невеста с боярками благодарили:
«Ох, што спасибо, мой кармйлец(ы)
род(ы)най брате[ц], Ох(ы), накармйли менй, напайли вы,
маладёшеньку,
Ох, напайли мянй, всё горькую сиратйноч[ку], Ох, атстаяла мая всё чарачка
рас(ы)пал(ы)нёхенька,
Ох, атляжала май всё ложечка рассухёшенька. Ох, залили мяня всё горькой жа кручинушкой» (Опоч., Власово 1585-33, 34, 37).
Невеста-сирота ХОДИЛА ПО ИЗБЕ, «искала» умерших родителей, ее утешали: «К маму дедушке приходила явонная плямённица, а матка [её] была памёрши. <…> Яна влезла сюды и загаласйла:
Атшанйтесь вы, добрые люди, па всем вугалкам, Дайте мне пыглядёть —
Нет ли у маво дядюшки маёй мамыньки тут?»30 (Опоч., Власово 1585-49, 50).
В д. Ровный Бор носили «девичью красу» по улице (в решето клали полотенце, икону, пястку жи­та — «к житью»). Невеста-сирота с подругами захо­дила в дома к родным, «искала» умершего отца:
«Пайдёмте, милые падружки, Пасмотрим па новый горинке. Не притаивши ли где мой папенька родный? Не прилятёвши ль он ны маю свадебку?»
(Опоч., Ровный Бор 2862-04, 05).
Невесту заводили в каждый дом, родственники прощались с ней. Старшая боярка запевала:
«Сабирайтися, сылетайтися,
май падружки-дев ушки,
Атпускайте меня в чужу дярёвеньку, в чужую сямью»
(Опоч., Ровный Бор 2862-08, 19).
о- Стол в доме невесты до приезда жениха. Вывод за столы, обряд наделения
В данной традиции вывод невесты за столы и обряд наделения можно охарактеризовать как кульминацию всего свадебного действа.
Перед венцом невеста сама не должна была оде­ваться, за нее все выполняла крестная: «Меня тада стали надявать. Вот пасадйли на квашню,31 воласы расчасали. Крёстная матка абувала мяня. <…> Пла­тья надели, вянок. А тада уже баярки стали саби-ратца, тада за стол пысадйли. <…> Тада не пають
песни. Тольки справляють нявёсту и всё» (Опоч., Огурцово 1623-13). Невесте перед венцом расчесы­вают волосы, надевают венок, к венцу она едет с распущенными волосами: «[Коса] не далжна быть заплётеная, кагда замуж выходит. <…> Проста расчёсывают голыву, завязывают лентой валаса, и патом фату адеют павёрх» (П.-Г., Бакино 2262-05).
«Адёнут нявёсту и ждут жениха. И вот, тагда са-бираютца баярки, женщины старый — и начинают причитать, штобы эта нявёста папрасйла б праш-шёния, што ана замуж выходит». Невеста должна просить прощения у родителей, братьев, сестер, ей причитают, «што атдают яё в добрые люди, штоб ана там уважала б стариков, и всех — в той сямьё» (П.-Г., Бакино 2262-05).
До приезда жениха боярки пели, невеста плака­ла. «Бабы всё причйтывають. Невесты нёкада была петь, а тока плакать заставляли. <…> Тока глазы вытирай! Как припають, так и сам заплачешь» (Краен., Барашково 1544-19). До венца невеста «плакала до смерьти, <…> плакала целую нядёлю -высохла до щёпки <…> — што была страшно идти, что чужим радйтелям нада служить. <…> Такйи свякроуки были нихарошии.,.» (Опоч., Тряпы 1622-01).
«Кагда мать радная заводя нявёсту за стол, са­жая, тагда вот плачуть. Голасам приплакивают. Матка припявала: "Дочинька, дяржй голаву пакор-наю, штоб была жисть тябё харошая, штобы была жисть спакойная", — плачет па нявёсте. Вот тагда дажидають, кагда жанйх приёдя са свайм поездом» (П.-Г., Песечек 2261-07). [Причитали, когда] «заво-дють за стол: "Вот ты там пылятйшь в чужое гнёз­дышко, с радймыва гнёздышка улятаешь"» (П.-Г., Мошино 2257-12).
В д. Авсейково были записаны развернутые тек­сты причитаний невесты, матери (или тетушки), связанные с моментами сбора и вывода невесты за стол. Невеста-сирота голосила:
«Куцы жи я с(ы)правляюсь,
гор(и)кая сиротушка, С сваей тёп(ы)лой изобушке, И нет у миня радйтельки род(ы)ной матушки. И хто ж миня будя атправлять,
гор(и)кыю сиротушку? И будуть атправлять вси чужйи
доб(ы)рыи людюшки, И ня к(ы) род(ы)ной матушке. И как(ы) жо буду я там жить,
гор(и)кыя сиротушка? И хто ж миня будя расспрашивыть,
гор(и)кой сиротушки, И пры вялйкыя горюшка, И где буду я работать на тяж(и)кой работушке? <…> И ник(ы)то миня ни расспрося,
у гор(и)кой сиротушки.
И как(ы) шатаюсь я па чйс(ы)тыму полюшку!» (Опоч., Авсейково 2167-07).
Одновременно с невестой могла голосить ее мать или тетушка.
В д. Власово Опочецкого района зафиксирован наиболее полный цикл причитаний, звучавших во время вывода за столы и наделения невесты.32
«Сабёрутца баярки. И сабираютца, садятца за стол и начинають:
Ох(ы), што, Б6жен(и)ка, блаславйте,
да маладёжоньку. Ох, и што вси де вы сабралися, мйлаи подруж[ки],
Ох, што мы усядимти вдоль вси па лавочкам, Ох, мы приуклйчемти сударыньку мамыньку.
(Опоч., Власово 1585-19-21; см. также «Образцы напевов и текстов хоровых и сольных причитаний», № 3). Невеста-сирота голосила:
«Пришанйсь, мой кармйлец тятенька, Папрашу я тебя, гарюша-сиратйнаць[ка], Што затапй мне свеча воску яркую, Памалйсь Царствию небёснаму.
Али атца нётути, али мамки нету, так ана галб-ся» (Опоч., Власово 1585-23, 24).
После того, как одетую в венчальный наряд не­весту выведут за стол, начинается обряд наделения. «[На] стол ставят тарелку, застилают салфётачкый, туды кладуть деньги. А тут стайть кыла стала брат там или сват, али хто там. Тут — па рюмычки -этым, хто паложа в тую тарелку [деньги для невес­ты], таму рюмычку нальють. И атходишь ат стала. <…> Кто паложа, ана [невеста] приклонитца, за стадом сёдя. <…> Хлеб-соль надельные [на столе] <…> Икону [невеста] забирает тока, а хлеб тута до­ма астаётца. [Наделяют] када тожа к вянцу атправ-ляють. <…> Невеста тада паёдит анна. Жанйх с сва­ей пыяздой ёдя, бывала, в цёркву, а нявёста с сваей пыяздой» (Краен., Барашково 1544-19).
От уроженки д. Черняково Новоржевского рай­она записан подробный рассказ о наделении невес­ты-сироты, а также причитания, связанные с этим моментом.
Боярки призывают родных невесты к наделе­нию:
«Падайдйте-ка, надялйте-ка нашу Татьянушку
у чужй добры люди, Благаславйте, радня-пародушка… Падайдй, радйтелка-матушка, Надялй, благаславй в чужие людюшки. Аи, падайдйте-ка, надялйте-ка,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное