Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

(П.-Г., Позолотино 2297-21). В д. Терехи Опочецкого района получена ин­формация о том, что на кладбище причитала не са­ма невеста, а боярки. По словам исполнительницы, на могилу вместе с невестой приезжали одна или две боярки («больше двух не ёздиють»). Боярки пе­ли — «дьве бабы, аны абэи разым [поют]:
Встань, встань, мой радйтель-батюшко, Благыславй сваво мйлыва дётетка, Атпустй в добрый людюшки. Благаславй миня, горьку сиратйнушку».
Невеста в этот момент плачет — «ухает»: «Не­веста плаче, а боярки говорят [слова]. <…> А не­веста плакала "Ух, ух! Ух, ух!"» (Опоч., Терехи 2271-11).
Когда невеста с боярками возвращались с клад­бища, их встречала сестра (или другие родственни­цы), невеста и сестра одновременно причитали. Се­стра обращалась к невесте:
«Што скажи, мая милая сястрйць[ка], Што дабудйлась ли ты сваю сударыньку
ронную мамыньку На сваю пйр-бясёдушку?
А яна атвяцяет:
Дарагая сястрйцька,
Не дабудйлась я сваей радймый мамыньки.
Тольки слышила гром, <…>
Што здрыганулыся сырая мать-зямля,
Аткрываетца грабавая даска,
[Атмахнулыся точа бёлыя,]
Встаё мая радймыя мамынька,
Спяшйть в маю пир-бясёдушку, <…>
Хоча захватить меня красный девушкой…»
(Опоч., Власово 1585-26-29).
В рассказах исполнителей в некоторых случаях объединены моменты шествия невесты с «красой» по деревне (см. ниже) и посещение кладбища. В д. Мостищи Опочецкого района шествие направля­лось на кладбище. Решето с накинутым на него кра­сивым платком нес на голове парень — «яму вот эта решато как приделают, што яму и дяржать ня на-да». Невесту вели под руки две подруги и пели пес­ни. «Ана там, у каторай матки нет — плаче. Вот па дярёвни правядут, на кладбишше свядуть, если мать умерши. Там ана пагарюя. <…> Баярки стаят да тожо вместе плачуть — слезам, вот ана пригава-ривае, нявёста: "Радймая мамынька, встань, па-глядй на нас…"» (Опоч., Мостищи 2273-01).
В д. Липица невесту водили вдоль деревни («ве-дуть красоту») и на кладбище. На кладбище не пе­ли, а невеста плакала — как будто приглашала на свадьбу, если мать, отец или брат там похоронены. Когда возвращались, родные ее встречали (Опоч., Липица 1633-19).
В д. Рогаткино запрягали коней, невесту «окру­чивали», «завешивали» и везли на могилки. Там она плакала, просила прощения: «Прости, корми­лец батюшка, что я решаюсь идти замуж». В этот момент боярки что-то припевали. Когда ехали с кладбища и медленно проезжали через разные де­ревни, боярки пели (Краен., Рогаткино 1637-22).
<? Шествия по деревне и катания с «красой»
В д. Алино утверждали, что «красу» носили только в том случае, если невеста была сиротой: «Как наейли "красу"? Насйли так: сабирали жен­щин хароших. Ряшоты, платы харошии. Эта када, знаишь, каторая нявёста сиротка бь’ша — ни атца, ни матири не была. И вот насйли "красу". [Сиро­та] ана сзаду всё хадйла. <…> Нявёста ишла плака­ла — пригаваривала радйтелей» (Опоч., Алино 2242-20).
В решето клали полотенце, хлеб, икону. Парень или девушка несли решето на голове (Опоч., Гор­ки23 1617-01, 39; Терехи 2267-04). В д. Наушково в решето клали хлеб, солонку с солью, накрывали «скатерёткой» («скатярётки такии — с кйсткам, свай, тканый») — «это "краса" была». Невесте наде­вали венок, фату и водили по деревне. Одна из жен­щин несла решето, невесту вели впереди, остальные шли сзади, пели — «яны уже знали, как петь, баярки-та. Так аны вот сабирають такйи [слова], штоб на-роду-та плакать» (П.-Г., Наушково 2267-01).
В д. Агарышево насыпали два решета ячменем, закрывали платком. Несли эти решета над головой у невесты. По деревне проходили туда и обратно (Краен., Агарышево 1554-30).
В деревнях Есенники и Черницкое решето дер­жала над головой сама невеста. Лицо было закрыто платком. Так проходили через всю деревню — туда и обратно, пели песни, невеста плакала (Опоч., Есенники 2284-27; Черницкое 2298-38).
В д. Мошино невеста с подружками накануне свадьбы катались в санях: «Па дерявням ездили, без жениха. <…> С ёлачкай. <…> [Ёлочку украшали] каким-нибудь тряпкам или бумагам» (П.-Г., Моши­но 2258-10). В д. Бабины украшали ёлочку — как «ражжёствинскую», «красили лентами, делали -всю ейну "красу". А патом шарф ёйный хароший, самый лучший шарф на ёлку эту вешают». Коню -«лёнтамы там заплятут яму гриву-ту, касами всё это. То падвяжут званкй…» В день свадьбы ездили кататься по деревне (подруги, парни собирались), а
накануне свадьбы «красу» «па диревням вадйли, на кладбишше» (П.-Г., Бабины 2281-15).
<? Обрядовая баня
Накануне свадьбы боярки водили невесту в ба­ню («байню»), по дороге голосили, оплакивали не­весту, могли петь песни. В бане девушки пели сва­дебные песни, после бани невеста и мать плакали.24
В д. Малое Алешно Новоржевского района подружки вели невесту в баню под руки, там ее мы­ли («справят невесту замуж»), плакали голосом («с растягам»), после бани «невесту опевали», «опла-кывали» — «стишки пели про невесту», косу заплета­ли невесте и «припевали». В заключение «баенно-го» обряда устраивали вечерину (Новорж., Малое Алешно 5000-36, 5001-01).
Когда невеста и подруги шли из бани, они вме­сте начинали голосить: «Мая милая подруженька, отдаём тебя…». С голошением шли от бани до са­мой избы. Мать выходила встречать невесту и тоже голосила («захватятся» и причитают): «Любимая доченька, отдаю тебя в чужие людюшки…» (Но­ворж., Губкино 5030-37).25
В д. Дорожкино Новоржевского района запи­сан фрагмент причитания матери, когда она встре­чала дочь-невесту из бани:
«Идё мае дитятка, напаривши-намывши. А где-та тапёрь-та ана будет мытьце-паритьце?..» (Новорж., Дорожкино 5049-17).
В д. Большая Слобода Новоржевского района рассказывали: невесту-сироту возле бани ждали женщины (человек пять), они «перенимали» невесту и вели «на кресты» («на прогон»), где призывали умерших родителей. Пели по дороге от бани — «да самава прагону»:
«Сястрйцы май, галубушки,
Бярйти мяня [за] белы ручушки,
И вядйти мяня в дальню старонушку»
(Новорж., Большая Слобода 5206-25).
Под руки выводили невесту на «прогон», там она молилась Богу, кланялась три раза в землю (не­веста вставала на колени, била земные поклоны), подруги ее поднимали. Рассказчица подчеркивает, что невеста кланялась «родителям» — в сторону кладбища:
«Расступись, сыра зямля, <…>
Перяймй, ронна матушка и ронный батюшко,
Блыгаславй меня свайм блыгаславёньицем. <…>
Сястрйцы май, галубушки,
Памагйте мне, горькай сиротушке,
Разбудить сваю ронную матушку»
(Новорж., Большая Слобода 5206-08, 14).
Потом женщины вели невесту под руки домой, там чесали ей косу.
В д. Соболицы, когда невеста приходила из бани, в доме стелили солому (Новорж., Соболицы 5017-13).
<? Вечерина
Вечером накануне свадьбы в доме невесты «уст­раивали столы», приглашали пожилых женщин петь (тех, кто знал свадебный чин). Все садились за стол, всю ночь пели, а невеста плакала (говорили, что ес­ли будешь смеяться, сидя за столом в венке, то по­том наплачешься в замужестве). Песни пели «серд-цещепательные», от них «нехотя заплачешь» (Опоч., Запеклево 1633-29). «Во, сявонни вот в вёчари садят-ца (уже на свадьбу сабираютца) и песни пають. <…> Всю ночь. За сталом. А тада всякие песни пають, кто какую вздумае» (Опоч., Власово 1585-30).
В некоторых деревнях боярки наряжали невесту накануне свадьбы, пели песни, а потом устраивали гулянье: «Приходят боярки и начинають абувать [невесту], патом вянкй адявають (вянок и я магу де­лать вянчальный, так вот — с фатой, а [цветы] выли­вали с парафину). [Невеста проводит вечер] са сва-йм падружкам, раньши была многа ж маладёжи. [Когда собирали невесту, пели]: "Прагуляимся в па-слёдний разок…", и даже песню пели такую:
Абвяжу сваю галбвуньку Кась’шкай галубой, Перядам свае вясёльица Падружки дарагой»
(П.-Г., Поляне 2263-02).
«Вечер» могли устраивать и в доме невесты, и у жениха. С этой целью иногда откупали избу. На ве­чер собиралась преимущественно молодежь.
«Бывало, делали вечара, маладёжь сабиралась. Вот, значит, завтра будет свадьба, пайдём на свадь­бу гулять. Ночью гуляют — на тот день, кагда жени­ху ехать вянчатца» (П.-Г., Стречно 2252-01). В д. Власово ночью в доме невесты гуляла только ее родня: «Нявёстина старана гуляя. Жених приёдя -наутрё, жених приезжая са свайм гастям» (Опоч., Власово 1585-30).
По отдельным рассказам, в гулянье участвова­ли и жених с невестой: «Аи, и песни пели, и пляса­ли, и частушки пели. Ну вот "Руссково" тагда игра­ют… И нявёсту даже вывадйли с женихом, <…> штоб ана на лунке26 поплясала» (П.-Г., Стречно 2252-01).
УТРО СВАДЕБНОГО ДНЯ
?ф- Невеста ходит «по родне» (шествия с «красой»)27

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное