Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

«Русского» плясали все в кругу — «кучей», «как жита в ступе талкут» (Новорж., Веска — Туровец* 5016-41; Варитино — Никулино* 5019-08); «Русско­го» старенькие плясали — «как камары мак талкут» (Опоч., Глубокое 2832-21); «И вот этава Казачка -этат Кружок-та — так там талкутца, как камары, все пляшут этава Казачка. Или Кружок — как ево разна называют, где как» (Краен., Мутолевка 1769-30); «Русского» старушки плясали — «Заводйловка», по­тому что никто не устоит, все пляшут (Новорж., Де-нёскино 5047-31). «Камаринского» пляшут четверо-пятеро человек — «выкручиваются» (П.-Г., Пушкин­ские Горы 5013-33).
5. Пляски-игры:
а) «Беса» («Беса водить», «Чёртика»): выходит парень, приглашает девушку, и она идет за ним, по­том девушка оборачивается назад и приглашает другого парня. Так набираются в цепочку 20 чело­век и более, ходят «колесом», «завиваются». Гармо­нист во время пляски может остановить игру — в этот момент надо спеть частушку.
б) «Гусака»: брались за руки, заводили хоровод с двух краев, обычно — парни, они пели частушки, подзадоривали друг друга, «как два гусака». Когда с одного края делали «воротики», ведущий с друго­го конца проводил всех в эти «ворота», потом так­же делали воротики с другого края (Новорж., Адо-рье 5005-02, 04; Выбор 5016-29). «Челавёк десять, берутца за руку и танцуют. Патом как-та запля-таютца адйн за аднова,  патом расплятаютца» (Красногородское 1556-13).
в) «Суп варить»: «Вот за руку взявши и бёга-ють. Тут стайть два челавёка и там — два, и тут -два, и тут два [четыре пары стоят лицом друг к дру­гу крестом]. Адна пара бегая — пятая, пад руки им [пятая пара бежит в воротики к одной из четырех пар, тогда пара, оказавшаяся в центре, бежит к другой паре в воротики]. Пад гармонь… Гарманйст играя-играя, а как на серёдку выскача эта пара, в кругу в этам, так аднё их астановя, штобы аны ска­зали частушку какую-нибудь» (Краен., Авдоши 1590-26).
6. Многофигурные пляски:
«Лянова» («Лентяя»), «Лобанка», «Звёздочка», «На-первого», «Чалдон» и др.
Многофигурные пляски сопровождались ис­полнением частушек:
«Эх, Русскава, Русскава, Русскава да, А за Русскава мама Ни ругаит никагда»
(Новорж., Вехно 5183-08).
«А я плясала Русскыва, В миня юбка узкыя, Складка зыкладаитца, Так и пылагаитца.
Пашла плясать, Нагой топнула, Ат калёна да пупа Юбка лопнула»
(Беж., Горенье 5213-41).
«Аи, тати, тати, тати, да К нам приехали зятй. Нет ни масла, не яёц, Нечем зятя пабярёчь. [Или] калики напарить, Или редьки натярёть»
(под «Ришатйху», Беж., Авинищи 5212-47).
«Ришатйха, Ришатйха, Ни суставный кашалёк, Вси бутылки шивелятца, Пробки скачуть в паталок»
(Беж., Горенье 5213-40).
«Ах ты сын, ты сын, камаринский мужик, Ты ня хочешь маёй барыни служить. А барынька увёжливыя На канё к абёдне ёзживыла»
(Новорж., Канашовка 5183-30).
«Ах ты [сукин сын], камаринский мужик, Ты ня хочешь маёй барыни служить. Загаля жопу, па улицы бяжй[т], Ты бяжй[шь], бяжйшь папёрдываи[шь], За штанйшачки падёргывыишь»
(Новорж., Канашовка 5183-30, Краен., Блясино 1582-19).
На территории центральных районов Псков­ской области инструментальная музыка оказывает­ся непосредственно связана не только с празднич­но-обрядовой сферой, но и с традициями пастуше­ства. Записаны рассказы об изготовлении музы­кальных инструментов, об использовании их в
практике пастушества. ПАСТУШЕСКИЕ ИНСТ­РУМЕНТЫ в данной традиции преимущественно духовые: пастушеская труба, рог, рожок, жалейка, ДУДКИ.
Пастушеская труба: пастух «расколит аейна-вую палку вот такую [около метра длинной], <…> патом яну вычистит, патом свяжет, а на канцё так пашйрше сдёлаит. <…> И трубит, и трубит. <…> Пастух если затрубит, бывает, скатйна сабирает-ца ближе — к этай трубы». Пищика нет. «Дерево! Палка! Простая деревянная палка — расколатая, вычищена и вот тебе труба. <…> Ну а хлапунов этих не было, штобы перибирать — эта язык пери-бираит» (Краен., Шутово 1583-06); пастух трубит, как «выговаривает» (Новорж., Деревицы 5199-29); пастуха «все коровы понимали» (Новорж., Жуко-во 5048-22).
Рог (рожок, жалейка): пищик (дудочку, «жале-ечку») выворачивали из ольхи, делали два-три от­верстия, вставляли в коровий рог или навивали «трубу» из бересты или ольховой коры (до 0,5 м длиной) (в одном упоминании — из липовой коры) (Новорж., Деревицы 5199-29; Макарове 5202-01; Стехово 5030-29; Усадище 5025-26).
Тростниковые дудки и «двойная жалейка»: пи­щик (дудочку) делали из «тросты» (камыша), проре­зали 6-7 дырочек и вставляли в коровий рог (П.-Г., Крылово 5023-03).
«С трастника сделаны дудки были — вот, с трости. Мой дядя играл. Он из трости дёлаит, две траста. И патом вот здесь такие выделывал дырачки такие, и он играл на дудках… Вот этих две трастйнки, две таких — с трос[т]и выделал. А сюда был сделан такой как ражок… Для двух — ражок адйн был. <…> А раньше, кагда каров пас маль-чйшкай, он сам эты дудки делал, и сам играл» -«Русскава», «Сербиянку», «Цыганку», «Крутова» (П.-Г., Бакино 2262-06а).
У деда были две трубочки из тростника, обёр­нуты берестой, в одной трубочке было много от­верстий, а вторая — «басовая». Он играл песни, под пляску (Новорж., Осинкино — Заболотье* 5018-37).
Срезали и изготавливали дудочки, преимущест­венно, ранней весной («когда она может скрутить­ся», когда кора отстает), после дождя (Новорж., Кузьмине 5212-15; Погорелово 5201-01).
Наигрыши на рожке зафиксированы только в Опочецком районе: в деревнях Высокая Гора, Яку-шёво, Ханино Духновской волости. Наигрыши на дудке были записаны в Красногородском, Опочец­ком и Новоржевском районах.
Из духовых инструментов раньше были распро­странены также окарины — продавались глиняные свистульки в форме птичек (Новорж., Усадище 5025-26). Могли свистеть и на бересте («как соло­вей») (П.-Г., Крылово 5023-03).
Раздел 6 РОДИЛЬНЫЕ И КРЕСТИЛЬНЫЕ ОБРЯДЫ
По представлениям крестьян, если рождается ребенок — это «Господь даёт человечка», Бог наде­ляет его счастьем, долей — «какой ему крест поло­жен, такой он и понесёт» (Новорж., Залог 5038-29). Когда человек умирает, из него «дух вылетает», а когда «нарождается», то дух в этого человека вселя­ется (Новорж., Батково 5198-03).
По воспоминаниям, раньше женщины ходили ро­жать в хлев на солому (или в сарай, «если погода поз­воляла»), а потом ребенка приносили домой в подоле. Если рожали в доме, то на полу, где также стелили со­лому — «не допускалось это до кровати» (Новорж., Стехново* 5045-24 и др.). По объяснению рассказчи­ков, именно поэтому на праздник Рождества Христо­ва яровую солому приносили в дом — «Христос тоже родился в хлеве» (П.-Г., Попова Гора 5025-19).
Обычно роды принимали повитухи, лишь в ред­ких случаях обходились без них. Женщина-повитуха («знахарша») принимала роды, шептала «стишки», ее называли «бабкой». «Приглашали [бабку-повиту­ху], а как жи? Кагда вот женщина начинаит схватки, ужо идут за ётой бабкой. Бабка ужо приходит и па-магаит» (П.-Г., Бирюли — Цецы* 5023-17). Бабка-по­витуха завязывала пуповину, мыла ребенка. Его сна­чала заворачивали в какую-нибудь старую тряпку и клали в теплое место (на печку, на кровать), а потом уже делали зыбку (Новорж., Рогат кино 5031-09).
Бабку одаривали за помощь деньгами, продук­тами или одеждой, приглашали на крестины (могли и не пригласить — «она свое дело сделала»). На кре­стинах ей дарили ткань на платье или платок.
Имя давали ребенку в церкви по святцам. «Вот какое число и к какому празнику падайдё. Вот на­пример, к Ильи — Ильюшкой, Пятру — Пятрушкой и Павлом — Пятру и Павло. Вот мы, бувало, радйли-ся, пыдашлй мы к — Любовь, Надежда и Вера, к ёто-му. И сястра Надей названа — мы в августа, тут не было таких имён близко, вот папали к ётым…» (Но­ворж., Ягодино — Сапельниково* 5012-09).
Крестили в возрасте двух-трех недель, месяца, но определенного срока не было. Если родился слабый ребенок, то бабка сама крестила и нарекала младен­ца сразу после родов. В этом случае мальчику давали имя отца (Новорж., Крюково 5011-25). Боялись, что ребенок умрет некрещеным, поэтому старались окре­стить, не откладывая (Новорж., Рогаткино 5031-09).
Когда крестят, то купают ребенка в воде, под­стригают ножницами волосы, и бросают волоски в
воду, в таз (П.-Г., Снегово 5044-10). В церкви свя­щенник отрезает волоски младенца, закатывает их в воск, бросает в купель. Загадывают — если всплывет комочек, то ребенок будет жить, а если «разошелся» [в воде] — умрет (П.-Г., Селихново 4994-30).
Как отмечают жители деревень, раньше крест­ных выбирали из родни, а позже стали звать кого-нибудь из богатых, чтобы подарки дарили (Но­ворж., Лябино 5209-08, 09).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное