Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

В д. Захарьино Пушкино-Горского района пре­стольными праздниками были дни Николая чудо­творца (зимний и летний). Накануне праздника со­вершали обход деревни с иконой. Икону, привезен­ную батюшкой из церкви, носили из деревни в де­ревню («икона ходит»), местные жители выходили встречать крестный ход на дорогу. В деревне все со­бирались в одну избу (обычно к богатому хозяину), священник служил службу: этот дом считался «как святой, патаму што [там] всягда астанавливалась икона и в первую очередь в тот дом прихадйл свяш-шённик и атпевал, <…> как в церкви пают». Потом ходили по дворам (только в те дома, куда пригла­шали). Впереди, по дороге, устилаемой соломой, шел священник с иконой. Во время шествия боль­ные проходили под иконой и целовали лики святых, чтобы излечиться (рассказывают, что одна женщи­на ходила так по нескольким деревням и перестала болеть) (П.-Г., Гарино — Захарьино* 5039-05). В до­ме стол покрывали скатертью, а пол устилали соло­мой (Новорж., Вишлёво — Мартюши* 5041-25).
Когда приходили к дому, хозяин стелил во дво­ре чистую солому, на которую ставили икону. По­том батюшка кропил святой водой в доме. Домо­чадцы в этот день надевали чистую, нарядную одеж-
ду. Обязательно устраивалось застолье, приезжали гости (П.-Г., Гарино — Захарьино* 5039-04, 05).
Плату собирали через три дня после службы, объезжая деревни на лошадях: «Тут падвода шла, хто чем платил, хто зерном свяшшённику платил, хто гатовым печёным хлебам» (П.-Г., Гарино — За­харьино* 5039-04, 05).
В других случаях молебен происходил не в од­ной или нескольких избах, а во всей деревне, совер­шалось освящение хозяйственных построек, полей и стада. Служить начинали с края деревни, обходи­ли не только дома, могли быть молебны в гумнах (П.-Г., Осница — Жуково* 5041-01).
«За Илью», «за Ягорий»19 — в д. Поляне брали икону святого, которому был посвящен праздник, и носили ее по деревням. «За Илью» служили в доме и во дворе, «за Ягорий» иконой обносили скот, стреляли из ружей (от волков). Икона была боль­шая, ее держали вдвоем, сзади несли решето, туда складывали яйца, лепешки. Затем их отдавали попу (П.-Г, Горбово 5010-09).
До 1930-х годов на праздник «Богомоленье» (первое воскресенье после Троицы) в церкви в д. Дубково была служба. После службы батюшка освящал ржаное поле, заходил в каждый дом, кро­пил святой водой. Затем крестный ход направлялся в другую деревню, где уже ждали икону, выходили навстречу. До обеда была служба, а после обеда хо­дили на гулянья (Новорж., Марьино 5032-18).
Если церковные традиции (обходы с иконами, молебны в домах и на поле) в силу ряда причин бы­ли нарушены в 1930-е годы, то деревенские празд­ничные гулянья и ярмарки активно бытовали даже в послевоенное время.
Перед праздником в доме все убирали. Для пра­здничного застолья варили пиво, гнали самогон, пекли пироги; резали барана, делали холодец; ва­рили разные каши; готовили суп, щи, рыбу. Среди напитков упоминаются также хлебный квас (П.-Г., Осница — Жуково* 5041-01), вересовое пиво (П.-Г., Крылово 5022-18), брага (Новорж., Борки 5003-61). Записаны довольно редкие примеры высказываний иностранцев о русских праздничных застольях: «У нас мельница была в другой дярёвни, в Свинамура-ва. А там мельник был — нёмиц. И вот: "Русский ду­рак! Мадёе, мадёе — всё сабирають, всё — к празни-ку. Придуть, за три дня всё апашуть — съядуть! А у нас в Германии ня так: вот абёд празник — сабёрут-ся там свай радныи, пабёдають, пакушають — и празник, и всё. А эта, — гаварйть, — как абжирание. Приёдуть, всё сажруть. А патом апять — голые зу­бы". Ой, Госпади! Вот, бывала, всё так, што рус­ский — дурак» (П.-Г., Крылово 5022-18).
На ярмарку принято было надевать ПРАЗД­НИЧНУЮ ОДЕЖДУ. Женский наряд состоял из коленкоровой кофты, сарафана, на голове был
«повой» (спереди расшит серебряными или золоты­ми нитками), сверху повязывали большой платок, который завязывали сзади (П.-Г., Галичино — Рус­ское* 4996-13).
По праздникам носили рубахи из набойного материала (Новорж., Адорье 5004-42). Богатые но­сили суконную одежду (Новорж., Вишлёво — Мар-тюши* 5042-11). Парни ходили по праздникам в «тройках» (Новорж., Соболицы 5017-16). Шили праздничные холщовые мужские «портки» (они бы­ли покрашены в полоску — белая, красная, зеленая). Покупали широкие «опояски» (около 20 см) с ри­сунком в крупную полоску, ими мужики опоясыва­лись зимой поверх шубы (П.-Г., Крюки 5012-16). Сапоги или валенки носили только в праздник. На ярмарку шли пешком, туфли носили с собой. Под­ходя к деревне, мыли ноги и надевали чулки и туф­ли (Новорж., Васьково 5202-37).
В д. Осница Пушкино-Горского района встре­тилось упоминание о бане накануне престольных праздников:20 старики приходили в гости накануне, топили баню, мылись (вечером). В сам праздник приходила молодежь, старики к вечеру уходили, а молодежь оставалась гулять на два-три дня (П.-Г., Осница — Жуково* 5040-12, 19, 5041-01).
В праздники не работали, гуляли, отдыхали. Три дня праздновали, ходили в гости друг к другу (в гости приходили вечером в канун), угощались (четверть вина, самовар). Мужики сидели, разгова­ривали. Если «есть музыка — паиграют, песню спа-ют» (Опоч., Козырёво 1616-31). До обеда гости до­ма, пообедали — и на ярмарку. Полный дом гостей -20-30 человек, и три дня гуляли (приезжали только родственники).
На ярмарках, на уличных гуляньях, в домашних застольях активно участвовали все возрастные группы — от детей до стариков: «Таропятца бабы в гуляшший день скарёе на прагон [перекресток]. Вот старики сидя — в карты играють. Кто-та в гармонь там или в скрь’шку играя. Кто-та нямножка пад гра­дусам — песни пае — сидйть». Молодые парни игра­ли в рюхи, пускали колесо; маленькие гоняли каме­шек — «костатушку» (Краен., Минино 1656-18). «Панасядут <…> все канавы заполнены старухами и стариками. Маладёжь па дароге ходит», девуш­кам можно было познакомиться «с дальними пар­нями» (Опоч., Запеклево 1633-30).
В праздники ходили по дворам бедные (старуш­ки, маленькие дети) — ходили с торбами, побира­лись (Новорж., Залог 5036-08).
На ярмарках могли торговать разным това­ром:21 старухи и старики продавали яблоки, вишни, орехи, семечки. Продавали горшки, бочки, чашки, лыко для плетения лаптей; на «цыганскую ярмар­ку» (25 февраля)22 была крупная торговля, приходи­ли цыгане (Новорж., Выбор 5016-18).
Съезжие праздники, ярмарки проходили при большом скоплении народа: «Не пиряйдёшь — на­род. Абозам и абозам, запрёжены лошади — эта па тракту была не прайтй. И с гармоням. И в гармонь играют, и песни пают… Сабёретца столька народу, што патеряешься, мужа патеряешь и не найдёшь» (Краен., Минино 1656-06). «На ярманку сабира-лась, может быть, челавёк пятьсот, а то и больше. Вот тут в этой дярёвне, в Багародицу (28 августа).23 <…> И вот тут столька народу, што с това канца и да этава канца, нигде — ни ската выгнать, никаво, задвинут всё народам была» (Краен., Мутолевка 1769-28). Молодежи собиралось до тысячи человек (Новорж., Алтун 5196-02). Могли приехать издале­ка — за 50 километров приезжали на лошадях — и мо­лодежь, и старые (Опоч., Запеклево 1633-30).
Праздничное гулянье по улице часто представ­ляло собой определенным образом организованное ШЕСТВИЕ: ходили рядами. «Так кругом и хадйли ва всю ярманку. Ой, народу сабиралось, уй! <…> Гармонь играеть, мальцы песни пають пад гар­монь. <…> Специальна были писнахоры, каторые падлаживали петь. О, интересна была. Раньше кра­сива была гулять» (Краен., Габоны — Лужки* 1615-08). «Вот так дарога — ряда чатыре калонна туда идё, а па втарой стараны — аттуда ряда в чатыре-пять народ. Вот так — не перяйтй через дарогу» (Краен., Минино 1656-06). В праздник с 12 часов дня идут на ярмарку: «гужам», «плетням» (толпой, один за одним), на лошадях едут за 12 км на ярмар­ку — «полная деревня народу — гуляют», поют, пля­шут, танцуют, гармони играют (Новорж., Малое Алешно 5000-22). «И это вот, ярмарка — народу-та была — ужас! Как палатно сйтцевае двйжетца — друг к другу идут навстречу» (П.-Г., Блажи 2259-08).
Таким же образом проходили ярмарки и в крупных населенных пунктах. Так, в Пушкинских Горах на «Девятник» («поели Пасхи дявятая пятни­ца») съезжался народ со всего района: «Бь’ша яр-манка. Па Пушгарам тоже так же хадйли с гармо­ней, и народ так вот всё парам, всё вот так па круг в два ряда» (П.-Г., Петровское 4992-11).
На праздничных гуляньях часто проходил вы­бор невест (молодые парни выбирали невест, «ста­рики» — будущих невесток), соответственно, скла­дывались определенные взаимоотношения молоде­жи, существовали свои правила этикета: «А дёвач-ки гуляли, не как сейчас. <…> Раньше сайдёшь на гулянку, адйн парень хоча падайтй, паходишь с ад-нйм. Если не ндравитца парень, падруге падталк-нёшь. Этава атведут, втарой падайдёт. Этат палуч-ше, с этим пабольше паходишь. Ат этава атайдёшь -третий падходит. Никто не ревнавал, <…> гуляли хитра» (Краен., Минино 1656-07).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное