Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

Жницы старались не только быстро продви­гаться вперед по полосе, но и нажинать побольше снопов — «козленят»: «Када вместе жнешь: што с "казой", бывая, астанешься или с "кызлянятам". Штоб "каза" ишла (впярёд жать), и "кызлянятки" ляжали. Може ты пыбяжйшь, вот такую [малень­кую] вазьмёшь паласйнку, и панясёсся, а "кызляня-тык" у тябя нету. Апять смотрють: "А, — гыварять,
— чаво ана пабёгла впярёд?! Схватила перед свайм носам толька и пыняслася, а кызлянят нету!" Вот, миленькая мая, "казу" вазьмй и "кызляняты" штоб ляжали. <…> Вот эта "каза" нызывалась — ширина [полосы]» (Опоч., Воронково 2284-01).
По народным представлениям, во время жатвы человек соприкасается с загробным миром. Сущест­вовал запрет на ЗАВЕРШЕНИЕ ЖАТВЫ («ПО-ЖАТКИ») после захода солнца: «Ой, пажатки, па-жатки — надо штоб пажатца рана, <…> штоб темна ни пажинатца, <…> штоб радйтелям гулять бы бы-
ла весела. <…> На том свете, кто зарыта, гуляють же аны там. <…> [Говорили]: "Позна не пажинайтеся, лучши брасайти да завтра"». Т. е. в момент оконча­ния жатвы умершие родители радуются — «гуляют весело» — на том свете. Жницы со своей семьей справляли «пажатки» дома — ставили самовар, пили чай, ели мед, говорили: «Слава Богу, пажались, па-жались» (Опоч., Воронково 2284-01). В д. Дорожки-но также стремились «пожаться» до заката солнца и верили, что если не успеешь, то кто-нибудь умрет в семье (Новорж., Дорожкино 5050-18).
Закончив жатву, жницы садились на снопы спи­ной к солнцу, в одну сторону лицом — как бы «в од­ну путь». Делали так для того, чтобы рожь росла «в путь». В этот момент мать велела дочери расчесы­вать волосы, чтобы рожь была густая (Новорж., До­рожкино 5050-18). По окончании жатвы, когда сади­лись на последний сноп, просили Бога, чтобы на бу­дущий год урожай был еще лучше, приговаривали:
«Ради, Бог, на лёта, палучши за ёто!»
(П.-Г., Захино 2266-22).
«Ну и слава Богу, всё сжали.
Гбспыди, ради на лёта паболыпе за ёта!
А ётыва — приспарй»
(Опоч., Решетниково 2276-02).
После окончания жатвы жницы приговарива­ли, обращаясь к ниве:
«Нйва, нйва, падай маю силу!»
(Опоч., Терехи 2271-02).
«Жнём и пригывариваем: "Быдь рожь хароша, аммалотна, радйсь на лёта". Сидять на снапу и абё-дают». Обязательным блюдом была «яёшня». «Яёшню» сначала ставили на сноп, потом сами са­дились на снопы и справляли пожинки (Опоч., По-сихново 2276-17).
Жницы благодарили и «КОРМИЛИ» СЕРП -обертывали его колоском (с зернышками):
«Спасйба, сиряпок, Што мяня ты пабярёг, Тяпёрь я тябя пабирягу, Пшанйцей накармлю»
(Опоч., Орехово 2276-08).
«Вот тябё, серяпок, На зиму карамок, Што май ручки сбярёг!»
(Новорж., Ругодево — Загорье* 4998-04).
Последней пясткой обматывали серп до буду­щего года, чтобы серп «не голый был» (П.-Г., Кор-шилово 5027-04; Новорж., Ругодево — Загорье* 4998-04).
На последней ниве ОСТАВЛЯЛИ НЕСЖА­ТЫЙ КРУЖОК (пястки на две) для того, «штобы урожай был бы на будущий год» (П.-Г., Селихново 4997-16).
В д. Решетниково записаны сведения об обряде завершения жатвы, во время которого происходит
55*
гадание на предстоящую судьбу жницы. Когда за­канчивали жать, в оставшиеся на корню колосья «паставять яйшницы чашку, агурцы, хлеб. <…> Паслённий сноп нажинавши. Вот, если есть девуш­ка незамужняя, ана кругом три раза абайдё ётый чашки и срязая — скольки там — пястычку набёря, атложа. <…> Тада забирая всё сярьпом целиком -раз! — и срёжа над этый чашкый. Атайдё и считае -если па парам вышла, то значит ана выйде замуж» (Опоч., Решетниково 2276-01).
Девушки и женщины ГАДАЛИ на последнем снопе: девушки — о замужестве, замужние женщины — о будущем ребенке (кто родится — мальчик или де­вочка): «Тада пасидйт на снапах, сёуши. Эты снапы сносють, в бабки саставють. Замужния пад сноп паглядйть, хто там — букашичка или паучок, гава-рять — сынка или дочиньку родя» (Опоч., Решетни­ково 2276-01). Девушки, сидя на последнем снопе, говорили: «Какой-та ка мне жанйх придёт — бага-тый, аи не? Если багатый, то паук рагатый, а если бённый, то какая-нибудь муха, тошшая такая» -смотрели под сноп (Опоч., Орехово 2276-09). При­мечали: если девушка снопы большие вяжет, будет жених большой, а если маленькие — то маленький (П.-Г., Чухны 5024-16).
Девушки гадали на серп — брали его за острый конец и бросали, потом смотрели, куда он упадет: «Серяпок-серяпок, где мая судьба?»; «Куда кыня-чок, туда и я пайду замуж». Если при этом серп воткнется «носом» в землю — умрешь (Новорж., До-рожкино 5050-18).
Повсеместно зафиксированы сведения о том, что на обжинках женщины собирались на одну ниву, ус­траивали СКЛАДЧИНУ, угощались, выпивали (со­бирали деньги на водку, закуску приносили из дома), пели песни, плясали. Складчины проводили как во времена колхозов, так и до колхозов. Также делали складчину, когда вытянут лен, выкопают картошку (Новорж., Перхово 5002-04). В д. Розбегаево после жатвы дома готовили кашу «маккавёиху» (варили ее из ржаной муки на воде, добавляли масло), ели всей семьей (Новорж., Савино — Розбегаево* 5046-39).
Раньше, бывало, на поле «хохот, грохот» — пели «хто смешнее, то милей» — какая-нибудь «шутная женщина». Говорили: «Што вы голаву павёсили? Давайте петь!» — одна «затягивает», другие подпе­вают. А сейчас «замолкли, как птицы на зиму» (Но­ворж., Крутцы 4998-35).
Когда шли с жатвы или покоса, пели «голосные песни», «чудили»: одна женщина во время жатвы разделась догола, волосы распустила, «баклажку» с квасом привязала к себе и вылезла из ржи, все сме­ялись: «Ай-яй-яй! Абдёлалась!» (Новорж., Малое Алешно 5000-23).
Во время жатвы (особенно вечером, «как солн­це за лес») в поле могли причитать. В д. Варитино
вспоминали, как женщина плакала голосом по му­жу: «Аставил ты меня»; «Как я жить буду» (Но­ворж., Варитино 5019-16, 17).
В старину бедняки часто нанимались жать к бо­гатым — в «ПОДЁНЩИНУ», «по найму» ходили жать в другие деревни. В д. Селихново Пушкино-Горского района записана притча, как умный хозя­ин оценивал работу поденщиков: он пришел в поле и спросил: «Кто сколько ворон видел?» Все молчат, жнут, а одна женщина говорит: «Я видела — не одно стадо летело». Он ей на пятачок подешевле запла­тил — плохо работала, раз ворон считала (П.-Г., Се­лихново 4997-17).
-&? Молотьба
Молотили по 3-4 человека: «подлаживали» друг другу, ориентируясь по ритму молотьбы — «та-ты-ла-ты». Ритм был настолько четкий, что можно было плясать (Новорж., Шараново 5198-17).
-»- Сев озимой ржи
Перед посевом «сявалку» святили (П.-Г., Киш-кино — Опоч., Мелехове* 5011-17). На засев брали зерна, которые на жатве срезали первыми (первую пястку) (Опоч., Жгуново 2274-06), первый посев со­вершали из зерен «Боговой бороды» (Опоч., Катко-во 2298-22).
•»- Обработка льна
Лен вымачивали в «мочилах» (прудах), сверху клали хвойные или ольховые ветки, на них доски, придавливали камнями. Лен лежал в воде примерно 3 недели (следили, чтобы не перегнил). Мужчины вечером вытаскивали снопы льна из воды с помо­щью крюка, женщины развязывали снопы, раскла­дывали лен по земле. Затем лен мяли на «мялке», большое колесо крутили два коня (позже трепали на «санталовке» — устройство типа мялки), а раньше трепали лен вручную. Чесали: два снопа привязыва­ли, чесали железной «драчкой» с пятью железными зубьями, семена сметали. Расчесанный лен мужчины «навивали». Волокно связывали, возили продавать в Пушкинские Горы (Новорж., Кораблёво 5003-01).
Когда чесали лен, получали разное волокно: первое называлось — «вярховья», второе — «пачесья», третье — «волокно». Лучшие пряхи пряли «волокно»; «вярховья» пряли толсто — на мешковину; из выпря­денного «пачесья» ткали холст мужчинам на портки, подштанники. Пряжу красили, ткали «станушки» девушкам на рубахи (Новорж., Ладино 5007-02).
ПОКРОВ
К Покрову заканчивались все полевые работы. В этот день устраивали застолье, ездили на ярмар­ку. «Пакров дажидали и справлялись — нада-от всё
ПРЕСТОЛЬНЫЕ ПРАЗДНИКИ, ЯРМАРКИ, ГУЛЯНЬЯ, ДРАКИ
Традиция престольных («годовых») праздников на обследуемой территории фиксируется повсеме­стно. Во время таких праздников обычно устраива­лись ярмарки («ярманки»). Ярмарки могли прохо­дить не только в праздники, но и по воскресным дням, а в крупных центральных усадьбах (волост­ных центрах, селах) — каждое воскресенье или не­сколько раз в году. Так, в д. Васьково Новоржев­ского района ярмарки устраивали каждое воскресе­нье с Пасхи до Вознесения, собирались за деревней, в бору (Новорж., Васьково 5202-02).
Реже ярмарки проводились по случаю «завет­ных»18 праздников, которые включали в себя крест­ный ход. Обходы дворов, деревни, полей с иконами могли проходить также и в престольные праздники. Эта некогда очень развитая и распространенная традиция сохранялась до 1930-х гг.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное