Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

скую Коляду молодежь озоровала (подпирала две­ри, переворачивала что-нибудь), жгла костер на до­роге (на поле или на краю деревни), на костер соби­рали сухие деревья (Новорж., Ладино 5006-38). В д. Дорожкино на костер приходили ряженые муж­чины — в шляпе, «хвост» на голове, лицо закрыто марлей или газетой, как маской, коса до пояса (Но­ворж., Дорожкино 5048-36).
БЕСЧИНСТВА МОЛОДЕЖИ на Иванов день весьма распространены: «В Иванав-та день и я бе-дакурила. А бедакурили вот так — не абдёлавши, а вот идёшь, да каму-нибудь наврядйть нада. Маль­чишки на крышу слазиют, вазьмут — трубу закрэют. Станет утрам хазяйка — и дым в избу. И дым ня йдё. То окна каму завесят чем-нибудь на Иванав день. <…> Накануне Ивана, вот кагда абдёлавши ходят. <…> Камёдили, камёдили. Камёдия, называетца -камёдия! <…> Што-нибудь гли дома — закрывали, на замок закрэют, палкам… А тяпёрь маладёжь -бывало, тялёги на дарогу вывезуть, всё чисто! <…> Брёвна были наложены, так аны взяли — ребята -всё на дарогу вывалакли. Ну, штоб толька вредна сделать» (Новорж., Тараскино 5015-36).
ЛЕТНИЕ ПРАЗДНИКИ
•*? Петров день
До Петрова дня постничали, а в «Петро и Пав-ло» пекли сыры, разговлялись — ели сырники с тво­рогом (как пирог), пастуху выносили сырник, хлеб, масло.
«Так принята бь’ша. Так вот — на празник, на Пятров день. Масла чашечку или стакан — у каво ка­кая мйласть — и хлеба вынаейли пастуху» (П.-Г., Крылово 5022-16). «На Пятров день уже пяклй сыры. Как паложена. И пастуху вынаейли, сыр давали, раз он пасе скот, яму сыр нада бь’ша вынаейть. Ну, а де­лают па-разнаму: кто варил, как паложина, масла дабавляли, малака, кипятили, патом сварачивали -он застынит, и сыр; а кто прбста твораг запякал в пёчки, атажмут яво крепка, маслам зальют слйвач-ным, и в печку. Ну и сделают такой тоже — навроди сыра» (П.-Г., Бирюли 5023-16). «В Пятров день сыр делали — тварог, смятану смёсють, патом заварють. И он сдёлаитца как сыр» (П.-Г., Крылово 5022-16).
?г- Ильин день
К празднику пекли пироги из первой ржи, ходи­ли в гости (Опоч., Зехново 2813-16).
В отдельных деревнях рассказывают, что рожь должны были полностью сжать к Ильину дню. Отец говорил дочерям: «Пойдете [на гулянку], если рожь сожнёте». Чтобы попасть на ильинскую гу­лянку (под город), девушки так торопились все сжать, что и пальцы могли порезать (Опоч., Запек-лево 1633-30).
55-198
-&? «Маккавей» (Спасов день)
В «Маккавей» ночью жгли на горе «маккавёй-ники» — старые веники. В некоторых деревнях жгли костры, собирали колеса, веники, лапти лыковые, складывали в кучу, зажигали. «Закоптишься» — мо­лодежь, подростки пели, валялись — все в кучу, ба­ловались. Парни и девушки прыгали через костер (Новорж., Рудняха — Никитине* 5034-10).
«На Спас Маккавей, на чатырнацатава, бёруть вдуть саломки пучок, веничек. <…> Туда — на кру­тую гору, эта зажгуть, многа сабёретца вёчарам. <…> Па дярёвни идуть, и: Дайте саломки пучок! Дайте вёничек-галичок!
<…> [Кричат] голасам таким, всей артелью во-пют, все вместе. <…> И вот, веник падашь с листам, и саломки. И набёруть, и нясуть туда, штоб раз­жечь. <…> [Ребятишки] не гараз бальшйе были, нас многа сабёритца — можа челавёк пятнацать. <…> Так идуть, вот — к нам забяжат — веника ня жалка с листам, и пука саломи ня жалка. И, вот, аны набё­руть в ахапки — на крутую гору. <…> На гору при-дуть, и патом на кол навяшивають, эта, салому, так ана — свечками — многа. И так и гарять аны. Патом всё сажгуть, там, пабёгають, пакричать, пад гору свалютца — кто каво! Патом всё сажглй и пашлй да­мой» (Новорж., Кораблёво 5003-17-19).
В д. Норкино совершали водосвятие, священ­ник водой кропил по народу. Служили на озере около церкви, потом весь народ раздевался и стано­вился в воду («как сморчки» — одни головы из воды видны) (Опоч., Норкино 2166-03).
?о- Флор и Лавр
В д. Запеклево Опочецкого района этот празд­ник был престольным. Батюшка служил молебны по дворам, заходил в каждую конюшню, на гумно (где рига, где складывали хлеб, молотили) — «слу­жил на хлебе». Потом большим возом вез зерно, мя­со (яйца не собирал).
К дню Флора и Лавра резали овцу. Говорили, что если не зарежешь, волк унесет овцу из стада (Опоч., Запеклево 1633-30, 1634-01).
ТРУДОВЫЕ ТРАДИЦИИ, СВЯЗАННЫЕ С ЛЕТНИМ И ОСЕННИМ ПЕРИОДАМИ
?о- Жатва
Порядок уборки урожая был следующим: сна­чала жали рожь, после ржи — ячмень, овес, потом лен «тягали», потом картошку копали (Новорж., Рудняха — Никитине* 5034-27). Жали серпом рожь, ячмень и овес. Горох косили косой и метали на «стровйны» (рогатки), чтобы высох (Новорж., Ко­раблёво 5002-25). При единоличном хозяйстве было три поля: яровое, ржаное, паровое. Рожь росла вы-
сокая — «со стену», зерно было крупное (Новорж., Кораблёво 5002-25).
Обычно жать рожь начинали с Ильина дня (Но­ворж., Варитино 5019-16).
ЗАЖИНАЛА здоровая женщина, о которой го­ворили, что у нее «лёгкая» рука. Чтобы спина не бо­лела во время жатвы, первую пястку резали, держа серп за острие (с другой стороны серпа), и пригова­ривали: «Серяпок-серяпок, не у меня спинка балйт, а у тебя» (П.-Г., Коршилово 5027-04). Также, чтобы спина не болела, первую пясточку обвязывали во­круг спины, как пояс — «апаяхывались» (Новорж., Кораблёво 5003-02, 03; Рудняха — Никитино* 5034-27,5211-16).
Начиная жать, говорили: «Благаславй, Хрис­тос, на весь день Гасподний!» (Новорж., Кораблёво 5003-02, 03), срезали три пястки и клали их крестом (П.-Г., Кишкино — Опоч., Мелехове* 5011-17), или из первых двух пясточек делали крест и «благослов­ляли нивку»: «Святый Госпади, памагй, Госпади, всё сжать», и начинали жать. Потом во время жат­вы пястки убирали, а вечером, когда заканчивали, благословясь, снова выкладывали на ночь крест из пясточек (П.-Г., Селихново 4997-16).
Записан и более развернутый текст приговора на начало жатвы:
«Багаславй, Госпади, Дай, Бог, нам! Багаславй, Госпади, Дай, Бог, Медвежью силу, А заячью скорасть!»
(Новорж., Кораблёво 5003-30, 31).
С первыми сжатыми колосьями были связаны различные обрядовые действия. Первую пясточку ржи («зажин») заворачивали петелькой, несли за божницу («штобы Бог приспарйл бы хлеб»), а также на гумно. Говорили: «Боженька, благаславй, пама­гй, приспарй». «Спор» — чтобы всё спорилось, что­бы хлеб был сытным и его надолго хватало (Но­ворж., Рудняха — Никитино* 5034-27, 5211-16). В Ло-бовской волости Опочецкого района первую пяс­точку называли «Боговой бородой». «Нёскалька са-лбминак, патом закрутят таким узялком и палбжа этат узялок, и нясуть дамой. А кагда сажнуть всю рожь, начнуть малатйть, вот ётат узелок кидають в пёрвай засёк, куды будуть рожь сыпать, каторую на-малотють. Ну, вот эта — штоб спарёнья была, пы-спарйлась» (П.-Г., Захино 2266-22). «Зажин — астав-ляли дома, к дому клали. Всё гаварйли, штоб хлеб спарчёй был ба. Штобы спарчёй был ба. <…> Гава-рю: "Ну, эта спарйнка"» (П.-Г., Блажи 2259-05).
Если находили «спорйнки» во ржи — по два ко­лоска на одной соломинке, то их так же, как и за­жин, приносили домой на божницу (Новорж., Руд­няха — Никитино* 5034-27, 5211-16).
На первый сжатый сноп садились, ели яичницу (П.-Г., Воронково 2284-01).
Жали с утра до вечера, приходили домой затем­но (Новорж., Рудняха-Никитино* 5034-27,5211-16).
С жатвой связаны многие поверья о колдунах. Считалось, что КОЛДУНЫ пережинали ниву: «спор прожинали» по 3-4 соломинки, «заламыва­ли» солому — делали «узел», его нельзя сжинать, а то будут руки болеть. Когда находили на полосе «узел», пожилые женщины говорили: «Ня троньти, ня троньти! Эта закалдован!». Этого «узла» боя­лись, обжинали вокруг него, а потом сжигали «на корню», кругом окапывали, чтобы огонь не рас­пространялся дальше (П.-Г., Снегово — Барашки-но* 5043-24). «Пережйны» были на поле — «гнёзда»
—  как будто кто-то заколдовал (не сжинали, боя­лись) (П.-Г., Петровское — Приезжино* 4992-03). Когда зажгли это место, то «бросало кверху, как будто кровь» (П.-Г., Воронич — Тарасове* 4993-12). В д. Гридино старые люди говорили, что колдунья, «абдёлавши» кошкой, бежала в рожь, завязывала «узлы» (Новорж., Гридино 5047-08). Приглашали священника, устраивали молебен на полосе, чтобы снять колдовство (Новорж., Щербово 5035-29).
Во время жатвы жницы старались не отстать друг от друга, при этом последнюю жницу дразни­ли, говорили — «НА КОЗЕ ОСТАЛАСЬ». «Кто шибка жнёт, а кто тиха. Кто астанетца, а кто впиря-дй. <…> Ну, вот "каза" астанетца несжатая. Астав-ши, да падальши — вот эта "каза" и называлась — па-лоска» (П.-Г., Блажи 2259-05). Если жница отстава­ла от других, ей кричали: «Эй, дачушка, на казё ас-талась! Давай даганяй!». Раньше «по нивам» жали -каждому отмеряли (по «две шагалки»), и догоняли один одного. У каждого свой «спех» был — кто «по­круче» жнет, а кто «поленёе» (П.-Г., Галичино -Русское* 4996-08).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное