Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

Откладывали сорок комов — на сорок замороз­ков. «Ну, скольки там камов наваришь, скольки ат-ложишь, скольки марозу буде? Это вясной. Калй мароз буде, тагда съйсть ком. Вот мая свякровка ела эты камы. Наварим в Сораки камы, и атло-жишь сорак камов. И вот, с каких пор, ня знаю, ма-розы будуть, да каких пор? Што агурцы-та нада са­жать, так анй смёрзнуть тут: "Ну, ащё агурцы рана сажать — камы ня вси ещё съеден ча мароз!"» (Краен., Лоскутина 1583-13).
Пекли булочки в виде ЖАВОРОНКОВ (Но­ворж., Ругодево 4998-10). Дети выходи.hi v. ними на крыльцо, кричали: «Прилетайте, жаворонки!» (Но­ворж., Высокое 5188-13).
Считалось, что в «Сороки» прилс! и i сорок птиц. Когда трогался лед, произносили hoi оворку: «Сорак сараков — не начуй за рякой» (Новорж., Щербово 5035-22; П.-Г., Кириллово 5010-03; Под-крестье 5028-11). Была примета: если петух на «Со­роки» напьется — будет весна хорошая (П.-Г., Ас-тахново 5008-14).
•ф- Благовещение
На Благовещение пекли специальный хлеб (ржаную «БЛАГОВЕЩЕНСКУЮ ЛЕПЕШКУ»). Этот хлеб хранили до начала пахоты, и его запахи­вали в землю, а также во время первого выгона ско­та давали коням, коровам (Новорж., Адорье 5005-23). В Благовещение был запрет на все виды работ: «птица гнизда не вьёт, а девица касу не заплетает» (Новорж., Выбор 5016-23; Усадище 5026-01). Рабо­та в Благовещение считалась грехом — отдыхали, сидели на завалинках, беседовали (Новорж., Руго­дево 4998-10).
Старики говорили, что на Благовещение начи­нается весна: «в церкви в колакал вдаря, земля вздрыгня, каряшок в земле тронется» (Новорж., Дорожкино 5049-02).
•ф- Вербное воскресенье
Накануне Вербного воскресенья ломали вербу. В воскресенье освящали ее в церкви, ставили к ико­не (от грозы). В Пасху веточки вербы приносили на кладбище, «торкали» на могилах (в ногах). Освя­щенной вербой выгоняли скот в поле (в Егорьев день), пучок вербы ставили на огороде (Новорж., Крутцы 4998-32; П.-Г, Осница — Жуково* 5040-19), во дворе, где находилась скотина, вербу «торкали» под слегу (П.-Г., Астахново 5008-14).
В Вербное воскресенье утром прутиками вербы СТЕГАЛИ ДЕТЕЙ, приговаривали:
«Верба-крёст, Бей да слёз, На мягкие ляпёшки, На красное яйцо»
(Новорж., Бородёнки 5050-36).
Мать «стебала» вербой детей, приговаривала: «Не я секу, а верба секёт!» (П.-Г., Селихново 4997-20).
В Вербное воскресенье ХОДИЛИ НА КЛАД­БИЩЕ с яичком. Накануне красили яйца (одно-два), клали на божницу до Пасхи. В Пасху этим яй­цом разговлялись; даже если семья большая — все равно разговлялись одним яйцом (Новорж., Мосее-во 5203-10).
•ф- «Чистый четверг»
Утром в «Чистый четверг» УМЫВАЛИСЬ: для того, чтобы лицо было чистое, румяное, клали в во­ду серебряную монету, яйцо, крест.
«Яичка брасали в рукамойничек и дёнюжку. Яичка — штобы гладкае лицо была, а дёнюжку нада брасать, штобы велйся дёнюжки» (П.-Г., Селихново 4997-21).
Мыли все в доме (пол, стены, потолок), заново набивали соломой матрасы; чистили печные трубы.
ПРИЧЕСЫВАЛИСЬ в конюшне, чтобы были хорошие волосы — как хвост у лошади (Новорж., Рудняха — Никитино* 5034-10).
Парили бочки вересом (можжевельником), «мори­ли» тараканов и клопов (раскладывали снег по углам).
В этот день никому ничего не давали, опасаясь колдовства (колдуны могли «наколдовать на ве­щи»). «Чистый чатвёрг — эта в нас была сказана -никаму ничаво ни давай, кто за чем придё, никаму ничаво ни давай» (Новорж., Свиномурово 4995-18).
Были и другие приметы, связанные с «Чистым четвергом»: если найдешь щепку во дворе, то летом найдешь гнездо куропатки (П.-Г., Осница 5040-19).
Считалось: куда в «Чистый четверг» сор выне­сешь, туда петухи будут ходить бороться, поэтому нельзя мусор высыпать на свой огород (П.-Г., Кор-шилово 5027-02).
В «Чистый четверг» топили баню крадеными дровами (дрова крали взрослые), мылись до солн­ца, приглашали в баню того, у кого украли дрова (Беж., Ашево 5191-13).
ПАСХАЛЬНАЯ ОБРЯДНОСТЬ
На Пасху не спали всю ночь, сидели в одной из­бе — «ХРИСТА ДОЖИДАЛИ», рассказывали друг другу «басни» (Новорж., Грибаново 5004-25).
Ночью накануне Пасхи ЖГЛИ КОСТРЫ. Этот обычай был очень распространен в междуречье рек Великой и Сороти в Пушкино-Горском и Ново­ржевском районах, с наибольшей концентрацией в Пушкино-Горской волости,9 отдельные записи есть по правобережью р. Сороти10 (самая северная точ­ка — Выборская волость: Дмитровка 5198-06; Шара-ново 5198-15) и по западной границе Пушкино-Гор­ского и Красногородского районов, на левобере­жье рек Великой и Иссы.11
«Вечерам, вечерам жгут кастры. Вечерам яички накрасют, халадёц наварют, а патом-ат идут. Ну, старики, канёшна, не хадйли, а маладёжь. Кастры пажгут — пайдут в цёрков, а с церкви уже приходят, вот, разгавляютца, как гаварят» (П.-Г., Кириллово 5009-37).
«У нас кастры жгли, и жгут и сечас — на Пасху, и в прошлом гаду жгли. У нас вот туда — за дярёвню — такое есть — горачка. Раньши-то мы жгли — саби-рали салому, драва сабирали, жгли. Заготавляли так, где-то в лясу там салома, бывало, ляжйт на па­ле, какая не убраная — салому эту приташшим, дра­ва какие — сухастой — наламаем, жгли всё» (П.-Г., Осница 5040-19).
В д. Кораблёво на Пасху (так же, как и накану­не Спаса Маккавея) для костра собирали солому, старые веники — ребятишки бегали по деревне и вы­прашивали у хозяев (кричали «артелью», протяги­вали голосом):
«Дайти саломки пучок! Дайти вёничек-галичок!»
(Новорж., Кораблёво 5003-17-19).
На пасхальную службу шли с факелами: «За Пасху мы делаем такие — палку, на палку чурку сма-лйстую, смалу. Падгатавливаем с агоничком идти нам да Пушкинских Гор. Ну вот, вечерам сабираем-ся мы, и пашлй. Зажигаем за дярёвнёй, и вот несём, и гарйт. <…> Палка, на палке чурка, вот самая смалйстая. И гарйт. Дайдём до какова места, то не дахадя Пушкинских Гор, становим, идём в цёркву, вот. И там в церковь вечерам, а утрам уже абратна. Всю ночь службу батюшка служил, а утрам бяжйшь дамой уже, раненько» (П.-Г., Кириллово 5009-24).
Существовало поверье, что в Пасху должно «СОЛНУШКО ИГРАТЬ». «А теперь солнушка, га­варят, десять лет не играла. Уже багамолки гава­рят, што караулили, как раньше. А раньше вот так — абваливаетца — как заиграя, так ано будта па кры­ше бегает, солнушка! <…> А раньше на Пасху, так у-у-у! Солнушка! Христов день!» (Краен., Зубавы 1653-17).
Дома РАЗГОВЛЯЛИСЬ ЯЙЦОМ — одно яйцо делили на всех; стукались крашеными яичками. Красили яйца обычно в красный цвет луковой ше­лухой. Скорлупу от яйца клали на слегу, чтобы рос длинный лен (П.-Г., Осница 5040-19).
Повсеместно упоминается традиционное пас­хальное приветствие: «Утром и днём, кто к каму приходит и в гости (или сасёд к сасёдке, или на ули­це встречаишеи): "Здрасьте, Христос васкрёсе!" — а ему атвячаешь: "Вайстину васкрёсе"» (П.-Г., Осни­ца 5040-19).
Волочебные песни, по-видимому, ранее были распространены повсеместно, но в ходе экспедиций полноценные записи напевов зафиксированы толь­ко в Опочецком и Новоржевском районах. Воло-чебники («волынщики», «ялынщики», «алынщи-ки») ходили «яль’шить» («аль’шить») (Лобовская, Духновская, Глубоковская, Звонская волости Опо-чецкого района; Заборьевская, Жадрицкая волости Новоржевского района), «христославить» (Пушки­но-Горская волость; Лобовская, Любимовская, Глубоковская волости Опочецкого района). Обыч­но волочебные песни исполняли под окном. В д. Черницкое Звонской волости «ялынщики» пели, стоя спиной к стене дома (Опоч., Черницкое 2299-01). Хозяева одаривали волочебников.
«Христаславили на Паску. Стала быть, уже Па-ска-та прашла самая. А из других дерявёнь хадйли, христаславили. Так вынаейли им — то булки, то дё-ниг, кто чиво. Вот пад акном придут, папают. Хри­стаславили. Вот эта было. С других дирявёнь хадйли» (П.-Г., Крылово 5022-06).
ХОДИЛИ НА КЛАДБИЩЕ — клали на могилу яйца, ставили вербу.
На кладбище родителям говорили: «Христос васкрёся!» — и клали яичко на могилку в ноги — «сто-сали родственникав» (Новорж., Дорожкино 5049-03).
С Пасхи СТАВИЛИ КАЧЕЛИ — зыбки, начи­нались молодежные гулянья с гармонями, балалай­ками (Новорж., Дмитровка 5198-06).
Делали лотки и устраивали КАТАНИЯ ЯИЦ. «За Пасху яички катали, лубочки такие. Правила были. Моё яичко кагда тукнуло твоё — я бяру. А по­том пушшу апять яичко — я не папав — бярёте вы апять катать, вот так» (П.-Г., Кириллово 5009-24).
Считалось, что пасхальное яйцо обладает охра­нительной силой: если в деревне случался пожар, нужно было взять пасхальное яйцо и кинуть его прямо в середину пожара. Тогда огонь будет гореть «свечкой» и на другие дома не перекинется (Но­ворж., Батково 5197-13, 14).
РАДОНИЦА (второй вторник после Пасхи) -«родительский день»: ходили на кладбище, закапы­вали яйцо в могилу (посередине), ставили (или выли­вали) рюмку водки. Поминали кутьей, сыпали рис на могилку, голосили (Новорж., Крутцы 4998-29; П.-Г., Луговка 5021-06; Осница — Жуково* 5040-19).
ЕГОРЬЕВДЕНЬ (СКОТОВОДЧЕСКИЕ ОБРЯДЫ)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное