Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

— лепешки, пироги, кашу «опару».4 Девушки брали чашку с опарой, бегали по дворам и залепляли ка­шей окна. Могли также замазывать окна золой. Пряхам разрешалось делать «всё что хочешь»: мог­ли забежать в любую избу, унести перину (потом возвращали). Жители деревни знали, что у кого-то в доме супрядка, и не сильно ругали прях. Если по­падется навстречу парень, то девушки могли его по­валить, снять штаны, поэтому парни боялись встре­тить супряжонок (Новорж., Губкино 5029-07, 09, 5030-03).
«А тожа, абдёлываютца как-нибудь и ходят ря­жеными. То вот, бывала, хваю где расставят каму в снег, сделают как лес пад акном. <…> Дровни аба-ротют, то на аглобли паставят, тряпки навяжут как флаги. Аны проста чудили. Што-нибудь у каво-ни-будь уташшут. Заслонку другой раз сташшут: пака тут с хазяйкой разгаваривают (тут их многа), и унясут. Та утрам встанет печку тапить — заслонки нет! Проста чудили, патом атдавали… Ани там ра­ботают, а патом какой-та час-два выбежут, пы дя-рёвни прабяжат, патом снова придут работать» (П.-П, Бакино 2262-06).
В некоторых деревнях после окончания работы молодежь рядилась, парни брали гармонь, и все шли по деревням — «побираться». В домах, куда приходили ряженые с супрядки, им подавали яйца, творог, молоко, свинину, парням — вино. Потом устраивали гулянье в доме, где пряли (П.-Г., Под-крестье 5028-08).
Зафиксирована информация о том, что на су­прядках и посиделках девушки сами разыгрывали сцены с ряженым «покойником». В д. Лябино на по­сиделке девушку, как покойницу, клали на лавку, привязывали, накрывали, выносили на улицу, пла­кали, «голосом голосили», что она «померла»: «Ой, радйтолка ты мая, как ты рано памёрла…», после чего ее приносили обратно в избу (Новорж., Ляби­но 5208-42-44).
В Бежаницком районе во время супрядок про­сили девушку, которая хорошо умела «водить голо­сом», причитать по ряженой покойной:
«Куда ж ты уходишь ат нас, милая падружинька? На кавб ж ты нас брасаишь, горьких сирбтушек?
Прилятай ты к нам салавёюшкым,
Сядешь к нам ты, на наш садочик.
Ты увидишь там маво рбдныва батюшку,
Пирядай ты яму ат миня, ат горькой сиротушки,
Как живу я тут, горькыя сиратйнушка…»
Потом «покойная» сама вставала с лавки, а де­вушки садились по своим местам и продолжали прясть (Беж., Ашево 5190-02, 03).
Записаны рассказы о магических действиях, ко­торые совершались девушками с целью ПРИМА­НИВАНИЯ ЖЕНИХОВ — чтобы на посиделки или вечеринки приходили парни из соседних деревень,
девушки «трусили» по снегу «гороховину» — горо­ховую солому (Опоч., Лотовицы 1646-20); садились на помело и объезжали вокруг деревни (Новорж., Бабихино ВФ 155-24); после вечеринки девушки за­бирали веники, которыми обметают валенки, и уносили их домой (Новорж., Деревицы 5200-05).
«Вот, бывало, вазьмёшь ухват, клюку и бёга-ишь. <…> Выбежишь за дярёвню, и всю дярёвню адна <…> абяжйшь кругом: "Ну, — гаварят, — сабра-ли мальцев, нагнали мальцав?" — "Аи, нагнали!". А вот бёгаишь кругом, и патом мальцы сабираютца на пасидёлки, ну и вот и гаварят: "Сабрали маль-цеу, нагнали?" — "Нагнали!". <…> Клюку, ухват, скаваронник, ну и памело, и вот дёуки шалили… Три раза нада абежать» (П.-Г., Гарино 5040-05).
На супрядках и посиделках за прялками пели песни: «сидели кругом женщины, пряли и пели пес­ни разные» — «Из-под камушка, камня синего» (Но­ворж., Большая Слобода 2201-21), «Што за краснов-ськи ли да робяты», «Соловей мой, соловей» (Краен., Лоскутина 1583-09, 11, 1646-05, 11, 14), «Лу­чина-лучинушка» (Опоч., Броды 1632-09). Парни, пришедшие на посиделку, тоже пели «длинные» пес­ни и частушки, играли на гармошке и на балалайке.
Многие обычаи, игры, хороводы, песни, испол­няемые на посиделках, супрядках, вечерах, были связаны с выбором и припеванием пар и обязатель­но сопровождались поцелуями.
Парни, пришедшие на посиделку, сначала стоя­ли «в пороге» и просили: «Девочки, сварите кашки нам». Девушки начинали петь: «Девочки наши на­варили каши…». Тогда парни «пойдут "исть"» -«он дошёл до своей девки, поцеловал свою девку, сел. <…> И ть’ш абхбдют, цалуют, а малец сидйть» (Краен., Лукино 1551-31). Во время исполнения пе­сен «Где ты, Ванька, перемазался», «Гори, гори, лу­чинка» «мальцы» ходят по кругу, целуют («мас­лят») девушек — всех подряд (Опоч., Броды 1531-15, 16, 1632-13).
На посиделку «парни прихадйли с чужих диря-вёнь. Вот придут, например, с чужой дирёвни, про­сят разряшёнья: "Можна сесть рядам с прялкай?" -"Можна". Так прядёшь, а он сидит сбоку. Станет и кылясо задержит: "Мароз!" — вот, пацалуй — тагда даст прясть, а ни пацалуишь — и будишь сидеть. И смяялися, што — "ну, сичас буду мараживать!". Или, там, вяжешь што-та. Кладёт пруток: "Мароз!" — ну, спицу, каторай вяжут, вытинет с вязанья и вазьмёт к сябё. Вот и пацалуишь — атдаст, а ни пацалуишь -сиди так, ни вяжи. А кружева — крючок атбирают или калубок, там, катушку или калубок, што там есь. Вазьмёт в карман и сидит» (П.-Г., Васильевское 2254-16).
Когда на посиделках парень садился к прялке (к девушке, с которой гуляет), остальные девушки припевали этой паре специальные песни (например,
«Ах ты, верба, ты верба моя»). Могли припевать и приплясывать (Краен., Лоскутина 1583-15).
В песнях «В нашем саде-винаграде», «Летели две птички» парням припевали девушек: парни хо­дили с ними, потом девушки выбирали других пар­ней и пели «В нашем садочке есть мнбга цветов» (Опоч., Белоусово 1659-24).
Припевания пар перемежались с хороводными играми:
а) «Как у гбрыди царевна, царевна» — в кругу все стояли и пели, а одна пара ходила по кругу, держась за руки. Потом девушка выбирала другого парня, а парень — другую девушку (кланялись), и все снова становились в круг (Опоч., Лотовицы 1646-23).
б) «Просо»: ходили ряд на ряд (Новорж., Адо-рье 5005-06).
в) Наборный хоровод: парни ходили по кругу под песню «Как па бережку конь бежит», потом за­певали: «Завадйте-ка, рябята, сваю кругавую»   и выбирали девушек. Девушки выбирали других пар­ней — так собиралось несколько пар. Затем под пес­ню «Я стаяла у калбдца, у вады» шли «всей арте­лью», становились в круг и кружились (все пары по очереди), потом завивались («под руку лезут адйн к аднаму»), развивались и кружились (Опоч., Броды 1631-17-20, 22).
г)  «Хажу я, гуляю»: парень сначала выбирал «тестя», «тёщу», «шурина», «свояченицу», потом их «разгонял». На словах «Я сваю милую два раза ца-лую» парень оставался с «невестой», целовал ее (Опоч., Броды 1632-03).
Зафиксированы воспоминания о круговых хо­роводах: «Хадйли, бывала, круг, а патом абарачи-вались и апйть снова хадйли… Кругам хадйли. Па­рам. А патом между аднова становютца, тагда рас-ходютца: парень сюды пашёл, а девушка сюды паш-ла». Хоровод сопровождался песней из позднего ре­пертуара — «Как радная меня мать праважйла» (Краен., Кучелеево 1581-22).
?ф- Вечера
«Вечера» устраивали по воскресеньям и празд­ничным дням. На гулянье собиралась вся моло­дежь, посылали приглашения в соседние деревни.
На «вечер» откупали избу: могли платить день­ги, приносили дрова, лучину, свой керосин для ламп (Новорж., Ругодево 4998-09).
Из избы убирали всю мебель, чтобы было про­сторней, вешали керосиновые лампы (4-7 штук), чтобы было светло. До появления керосина на вече-ринах делали светец, парни заготавливали лучину. Был ответственный за светец, он менял лучину и не участвовал в играх (только если приятель выручит).
Молодежь садилась вокруг по лавкам в 5 рядов (друг к другу на колени). Начинались игры, хорово­ды, пляски. Гуляли с вечера до 4 часов утра.
Было два «вечера»: «большой» (для девушек с 18 лет) и «маленький», где собирались подростки по 12-15 лет.
На «маленьком» вечере подростки плясали под песни (гармонистов у них не было): пели «Ва саду ли, в агарбде», «Заинька па сенюшкам»; в игры иг­рали (Новорж., Тараскино 5015-20).
На «большой» вечер собиралось много народа. Входную дверь не закрывали, потому что было душно — «пар такой, как в бане топитца». Дети за­бирались на печку, мужики играли в карты, расска­зывали истории, курили, старики сидели отдельно (П.-Г., Коршилово 5026-25, 26). Пожилые женщины приходили смотреть пары — «кто с кем дружит», «судили молодежь» — кто нарядный, кто скромный, кто боевой (Новорж., Лябино 5208-06).
Во время вечерних гуляний парни и девушки расходились парами по соседним домам — «сидеть» (могли зайти в любой дом, сесть на лавку). Это на­зывалось — «в шишкарню хадйть парам». Было и так, что парень с девушкой не сидят рядом, а «спят»
— просто лежат рядом (Новорж., Васьково 5202-31; Осинкино 5018-17, 33). Потом шли снова на вечер.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное