Поиск по сайту

Большевики псковской губернии

Керенский, охраняемый казаками, пришел на заседание Островского Совета рабочих и солдатских депутатов, где вы­ступил с контрреволюционной речью. Когда он нагло, заявил, что сотрет большевиков так же, как в свое время стер Корни­лова, присутствовавшие в зале солдаты настолько возмути­лись, что Керенский1, не окончив речи, вынужден был убраться с заседания. Был сорван также митинг в городской школе. Член Островского ВРК М. И. Федоров вспоминает: «Мы бро­сились в школу. Помещение было до отказа переполнено каза­ками… Керенский… начал речь. Она была крикливой. Не сдер­живая себя, Керенский перешел на истерические вопли: «За­воевание революции в опасности! У власти большевики-преда­тели, немецкие шпионы!» Наша группа прервала его: «Долой беглеца, предателя Керенского!» И, обращаясь к казакам, мы продолжали: «Товарищи! Вас хотят обмануть и бросить про­тив своих братьев на Петроград. Не слушайтесь белобанди-тов! Бросайте оружие и давайте по домам, не мешайте нам в борьбе за дело рабочих и крестьян, за землю!» Этот наш про­тест нашел уже более широкую поддержку среди казаков»1). Арестовать Керенского не удалось, хотя ВРК и принял такое решение. На защиту Керенского встали контрреволюционные офицеры и часть казаков. Это помогло Керенскому добраться до станции и во второй половине дня уехать из Острова.
Против революционных завоеваний выступили, как и прежде, соглашательские партии. В Псков прибыл лидер эсе­ров, бывший министр земледелия Временного правительства В. Чернов, Он проявил активную деятельность, сплачивая контрреволюционные силы. 27 октября в Народном доме име­ни Пушкина (теперь областной театр драмы имени А. С. Пуш­кина) при участии Чернова собрались представители псковской буржуазии, меньшевиков и эсеров. На этом сбори­ще был создан контрреволюционный «комитет спасения ро­дины и революции», в состав которого вошли эсеры и мень­шевики из исполкома Псковского Совета крестьянских депу­татов, Искоборсева, думские депутаты и другие.
Буржуазные элементы, меньшевики и эсеры, создавая контрреволюционный «комитет спасения родины и револю­ции», рассчитывали противопоставить его Военно-революци­онному комитету, возглавляемому большевиками.
«Комитет спасения» открытых действий против ВРК не предпринимал и даже, как об этом жаловался Духриииу Бара­новский, не высказывал стремлений к активному выступле­нию против большевиков1), но оружие готовил для выступле­ния против революционных сил. Однако смелые и решитель­ные меры Военно-революционного комитета парализовали эти действия. По распоряжению Военно-революционного ко­митета в домах псковской буржуазии и на квартирах контрре­волюционных офицеров были произведены обыски, изъято значительное количество оружия. Так, при обыске в одном из домов по Ново-Алексеевской улице (в районе теперешней Со­ветской, у 11-й школы) был найден склад, созданный «коми­тетом спасения». В складе оказалось около 1.000 винтовок, 31 ящик ручных гранат, 72 тысячи патронов, револьверы и дру­гое оружие. Это оружие было передано революционным ра­бочим2).
Бездеятельностью «комитета спасения» был крайне недо­волен генерал Черемисов: «Пресловутый комитет спасения революции, принадлежащий к партии, которая около 8 меся­цев правила Россией.., теперь поджала хвосты, распустила слюни и требует от нас, чтобы мы спасли их. В то время, как большевики успешно пропагандируют в войсках, эти господа ограничиваются тем, что ссорятся между собой и требуют по­мощи у командного состава»3).
Военно-революционный комитет предъявил ультиматум «комитету спасения» о роспуске, дав на размышление 2 часа, и «комитет», не получив поддержки даже со стороны казаков, под напором революционных рабочих и солдат прекратил свое существование4).
27 октября в Пскове вышел первый номер газеты «Псков­ский набат» — орган Псковского комитета РСДРП (б). С вы­ходом газеты псковские большевики получили в руки сильное, оружие для борьбы с местной буржуазией, меньшевиками и эсерами. Трудящиеся радовались большевистской газете. Ча­сто в редакцию рабочие и солдаты приносили приветственные письма вместе с трудовыми рублями, собранными на издание газеты.
Первый номер «Псковского набата» вышел на четырех по­лосах. В газете крупным шрифтом были набраны   следующие
слова: «Товарищи рабочие, солдаты и крестьяне! Временное правительство—правительство Керенского свергнуто револю­ционными солдатами и рабочими Петрограда. Власть в руках народа. Сплотитесь вокруг Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов’ Мир, земля и хлеб в ваших руках! Да здравствует власть Советов!»
Набатным колоколом прозвучал со страниц газеты призыв Военно-революционного комитета к рабочим и солдатам Пско­ва: бороться с контрреволюцией, поддерживать революцион­ный порядок в городе. В ответ на призыв ВРК солдаты и тру­дящиеся Пскова и губернии поклялись поддерживать Военно-революционный комитет, сделать все для того, чтобы задер­гать казаков, не пропустить их к сердцу революции — Петро-гфаду.
^ На митинге, который состоялся 28 октября в Народном до­ме имени А С Пушкина, восемьсот человек от имени трудя­щихся Пскова заявили о поддержке Военно-революционного комитета. На следующий день собрание представителей воин­ских частей гарнизона постановило поддержать ВРК всеми имеющимися силами, чтобы задержать продвижение казаков Яа Петроград. Аналогичное постановление было принято на многолюдном собрании солдат и офицеров 2-го караульного батальона 120-го запасного полка.
В поддержку Совета и ВРК, против «комитета спасения ро­дины и революции» и посылки казаков на революционный Пет­роград выступили пулеметная команда, команда связи, сапер­ная команда, караульная команда стрелкового полка 16-й ка­валерийской дивизии, солдаты караульной команды распреде­лительного пункта при штабе Северного фронта, команда ору­жейных мастерских 1-ой армии, солдаты 6-й железнодорож­ной бригады, солдаты 180-го запасного полка и другие воин­ские подразделения’).
Военно-революционный комитет в своих действиях опирал­ся на рабочих предприятий города и революционный гарнизон Пскова. Но предстояла еще большая борьба за полное уста­новление Советской власти в городе.
Псковский Военно-революционный комитет приложил все силы к тому, чтобы не пропустить казачьи части на Петроград. Члены ВРК дежурили на телеграфе, подвергая все телеграммы,
поступавшие в Псков, ценауре. Те телеграммы, в которых со­держались приказы посылать воинские части контрреволюцио­неров на-Петроград, задерживались.
Краснов с помощью псковской железнодорожной админи­страции, наводненной саботажниками, сумел провести на большой скорости 3 эшелона казаков через Псков на Петро­град. Администрация железнодорожного узла не выполнила приказа Военно-революционного комитета, требовавшего н%-нропускать контрреволюционные силы на Петроград. Тогда ВРК подкрепил свой приказ вооруженными отрядами. Это по­действовало на администрацию. Она беспрекословно стала выполнять указания Военно-революционного комитета, задер­живая продвижение враждебных революции войск.
Военно-революционный комитет создал отряд из железно­дорожных рабочих, которые разобрали рельсы за Псковом в сторону станции Торошино, закрыв путь на Петроград.
27 октября была предпринята еще одна попытка освобо­дить заключенных из каторжной тюрьмы, но обстоятельства сложились так, что и на этот раз попытка не удалась. Контрре­волюция не дремала. К концу дня 27 октября в Псков было подтянуто несколько сотен казаков, которые 28 октября сняли посты Военно-революционного комитета на вокзале, телегра­фе и начали арестовывать рабочих города, псковских больше­виков, членов ВРК. Эти действия дали повод командующему Северным фронтом генералу Черемисову заявить: «У нас в Пскове революционный комитет безболезненно ликвидиро­вался» ‘).
Контрреволюционеры ликовали. Начальник штаба Север­ного фронта генерал Лукйрский в разговоре с Духониным ска­зал 28 октября: «Вокзал и Псковский железнодорожный узел заняты достаточно надежно и им никто не угрожает» 2).
Однако дело обстояло не так хорошо, как думал Лукир-ский. Не случайно Духонин предупреждал его: «Относительно железнодорожного узла беспокоился, потому что получил определенные сведения из Пскова, что местные большевики по­ставили своей задачей — захватить узел… Сейчас невозмож­но, но уйдут казаки, то попытка возможна… Надо поставить ударный батальон» 3).
Духонин оказался прав в том, что большевики поставили за­дачу захватить железнодорожный узел, но ошибся в том, что это будет сделано после ухода казаков.
Радость генерала Черемисова была» преждевременной. Псковский Военно-революционный комитет и не думал ликви­дироваться. Оставшиеся на свободе члены ВРК А. А. Иванов, Б. П. Позерн и другие продолжали действовать. Они знали, что надо помочь революционному Петрограду, надо остано­вить в Пскове эшелоны казаков, которые начали опять дви­гаться, как только Псковский железнодорожный узел оказал­ся в руках контрреволюции.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Самый беспокойный уезд
  • Социалистическая революция: значение, оценки, уроки
  • Из искры возгорится пламя!
  • Под знаменами революции
  • Интересное