Поиск по сайту

Белогвардейцы

Советская власть также дала о себе знать, указав, что острова находятся на территории Советского государства по условиям мирового соглашения, обещала рыбакам скорейшее освобождение Пскова, просила помощи в продовольствии и требовала сформировать отряд для Красной армии. За оказан­ную помощь в начале зимы рыбаки отравили в Питер груз из сушеного снетка, но в вооруженной поддержке Красной армии отказали.
Внутренняя власть никак не могла объединить интересы капитала и работников. Рыбаки выказывали недовольство за­купочными ценами, купцы и жерники ссылались на большие прошлые издержки, церковь едва сдерживала равновесие ин­тересов. Никто не мог гарантировать жителям нормальной жизни в следующую зиму.
В конце концов большевикам предложили покинуть остров, а управление вновь передали совету старейшин.
Ян Залит уехал решать вопросы организации советской власти, других членов комитета бедноты просто перестали слу­шать.
Осенью 1918 года Талабск с нетерпением ждал приезда штаб-ротмистра_Пермикина Бориса Сергеевича, который, по словам купцов, должен был, наконец, внести ясность в жизнен­ную позицию островов и сообщить что-то крайне важное.
Приезд намечался на 18 октября, так чтобы в день поми­нания Досифея Верхнеостровского огласить списки доброволь­цев в белую армию, а затем уже на торжественном молебне благословить воинов на ратные подвиги во славу Отечества. Но к намеченному сроку Пермикин не успел потому, что наот­рез отказался ехать на острова в посланной за ним рыбацкой
лодке. Лишь после того, как в городе был снаряжен пароход «Елизаров», штаб-ротмистр появился на островах в сопровож­дении посланных за ним купцов. Это было 27 октября 1918 года.
В этот раз (Пермикин уже был на Талабске) он назвал себя полковником и на торжественном сходе объявил о намерении создать отдельный Талабский полк в составе белой армии. Полковник заверил жителей, что сам возглавит рыбаков-вои­нов. Действительно, список добровольцев, представленный Пер-микину, включал более 700 человек.
Состоялся и торжественный молебен, который был не­сколько омрачен тем, что священник Колосов отказался пона­чалу благословить Талавское воинство, поскольку Пермикин прелюдно объявил его пособником коммунистической власти. Кроме того, полковник, пообещав расстрелять всех членов ко­митета бедноты, никак не ожидал, что реакция населения на это будет крайне неодобрительной. Не очень удачная речь Пермикина была сглажена заранее подготовленными выступ­лениями старейших рыбаков, которые призвали к единению в борьбе с большевизмом.
Весь следующий день Пермикин провел в переговорах с расширенным советом островов8. Уточнялись сведения о во­оружении полка, его дислокации, о порядке отъезда. Все пони­мали, что организовать полк в столь короткий срок не пред­ставляется возможным. Было решено: формирование осуще­ствлять постепенно. Спустя неделю от острова отчалили пер­вые соймы и мережницы с добровольцами в количестве около 200 человек.
Пермикин распорядился так же и о том, чтобы все ранее подготовленные укрепления Талабска были бы усилены, а ору­дия, установленные вдоль восточного берега острова, содер­жались в полной готовности. Он был крайне удивлен тем, что с береговых пушек были сняты затворные замки и об их место­нахождении никто не знал.
Осенью 1918 года Талабск являлся плацдармом для фор­мирования полка, и только к декабрю все записавшиеся в доб­ровольцы ушли с островов. Следует заметить, что по остров­ному уложенью Талабск в это время мог отправить в армию не
более чем 700 человек. Однако в зиму 1918 года еще более 200 рыбаков ушли к Пермикину.
Хронология боевых действий славного Талабского полка достаточно хорошо известна. Успех же полка определялся ис­торической сплоченностью Талавских воинов, их духовным единством и тем островным укладом, о котором я счел нуж­ным рассказать особо в начале повествования.
30 ноября 1919 года в сводках Красной армии сообщалось: «. ..хваленый Талабский полк в полном составе уничтожен под Ямбургом»9.
Так ли? Прикрывая отступление армии Юденича, прини­мая самое активное участие в боях за Нарву, полк потерял бо­лее половины состава, но уничтожить его 7-й армии красных не удалось. В начале декабря 1919 года более 300 рыбаков Талабска в полном военном снаряжении оказались вблизи де­ревни Скамьи. Зачем они пришли к истокуреки Нарвы? Дело в том, что за год до этого именно у этой деревни оставили они более 20 сойм10. Опытные рыбаки прекрасно понимали, что в этот период года шансов выйти в Чудское озеро практически не было, но иного не было вовсе. Они вырубили лодки с при­брежного льда, но стащить соймы к озеру не было уже никакой возможности. Тогда в эстонскую деревню Васкнарва, что на противоположном берегу реки, переправились несколько млад­ших офицеров. Эстонцы наотрез отказались пропустить Талаб­ский полк, сославшись на то, что для этого следует получить разрешение высшего руководства, а на это потребуется неко­торое время. На следующий день разрешение было получено. Талабских рыбаков пропускали в Эстонию на условиях полно­го разоружения, передачи военной амуниции и экспроприации лодок. На берегу был устроен заградительный барьер из ко­лючей проволоки. Здесь и должен был состояться переход. Когда оружие и обмундирование было сдано, на русском бере­гу появились красные, а эстонцы приказали безоружным вер­нуться на правый берег Нарвы…
Все воины Талабска, пришедшие к деревне Скамья, по­гибли здесь под перекрестным красно-эстонским огнем.
Позже, ночью, в деревне Скамья вновь появились бойцы Талабского полка. Было их более сотни. Выбив из деревни крас-
ных, они переправились на эстонский берег, смяли эстонскую заставу и ушли в сторону Ревеля. О судьбах тех, кто прошел через Эстонию и вернулся на родные Талавские острова, сле­дует рассказать отдельно.
Это сообщение уместно закончить строками из прекрас­ной легенды о мечах Таловы:
«…А погибли аны вси додного. Стояла псковска рать с князь Иваном в ночь, покуль остатний воз ушел в Та-лову. Схоронили Гар к Литвину камню, мечи ж Талав-скне оставши в сиротах, ни кому взять не было. По лед-ню захлынули их ко звалу и теперь сохранят оны Талову сами…»11
Примечания
1. Основано на рассказах талабских старожилов из рыбацких ролов Ды­мовых, Золоткиных, Гришановых и др.
2. Далее я буду в отдельных случаях применять историческое название-Талавск.
3. Тарами на островах называли воинов Таловы, береговое население так называло всех жителей Талавска.
4. Воронье — жители западной части островов, Толва — восточной. Грани­цей считался прогон (улица) от центрального причала. Сейчас можно ориентироваться по часовне.
5. Островное уложение определяет конкретный порядок жизнеустрой­ства и существовало оно еще до «Уклада Досифея». Запись сделана на основании устных преданий и находится в архиве автора.
6.  Эстонцы, которых на острове называли «калцапы», в смутные для Талавска времена совершали набеги с целью порубки деревьев и захвата имущества рыбаков.
7.  Запись этого эпизода сделана на основании рассказов сторожила Н.И. Дарина.
8. Расширенный совет собирался в исключительных случаях и состоял из совета старейшин, жерников и основных купцов островов.
9. Из донесения о разгроме армии Юденича.
10. Сойма — большая парусная лодка.
11. Запись легенды из личного архива автора. В 1581 году в нашествие Стефана Батория многие Гары Талавска погибли в Печерах. Иван Шуй­ский распорядился захоронить их в родной земле. Отлагая почести семи­стам воинам Талавска, Псков провожал их до самой ночи. Весной, когда растаял лед, мечи Гаров были утоплены вблизи острова их женами. Жи­тели островов верили, что до тех пор пока Талавское воинство не возро­дится, мечи Гаров будут защищать Талавск от внешних бед.
В.Ж. Цветков
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА
В РОССИЙСКОМ БЕЛОМ ДВИЖЕНИИ
В 1918-1919 ГГ.
Оценки советской историографии в отношении Северо-За­падного фронта не выходили за традиционные рамки концепции трех походов Антанты, согласно которой «…в 1919 г. попытку взять Петроград предприняли империалисты Антанты, подгото-вившие белогвардейскую армию под командованием ген. Юденича и обильно снабжавшие ее вооружением, продо­вольствием и снаряжением…»’. Поэтому в изучении белого Се­веро-Запада большое значение придавалось проблеме участия иностранных государств в российской политике, взаимодействию политических и военных кругов белого фронта с Антантой. Это свидетельствовало, по мнению советских историков, об «ото­рванности от широких народных масс, авантюризме и бездарно­сти вождей, своекорыстности поддерживавших движение групп, готовности купить любой ценой, любыми унижениями помощь интервентов…». Причем если одной из опор Южного и Восточ­ного белых фронтов считались казачьи войска, что давало право называть их «Русской Вандеей», то за Северо-Западным фрон­том изначально признавалась некая искусственность и, следо­вательно, обреченность2. Очевидно, однако, что подобная точка зрения нуждается в серьезной корректировке.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Псковская и новгородская губерния в годы первой мировой войны
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Географическое положение Псковской земли
  • Интересное