Поиск по сайту

Белогвардейцы

С еще большей беспощадной откровенностью писал о при­чинах оставления Пскова Я.Ф. Фабрициус: «Старые части, на­ходящиеся в беспрерывных боях в течение 7, 8 и даже 9 меся­цев, утомлены до крайности, совершенно не имея резервов и не получая пополнения. Некоторые полки в данное время имеют не более 150-170 штыков (1 -й, 3-й, 48-й). В большинстве полков обуви совершенно нет, белья также, летнего обмундирования ни в одном полку, кроме 88-го и 89-го полков, большинство ко­торых перешло на сторону белых — нет также. Стрелки старых боевых полков до сего времени, несмотря на жаркую погоду, ходят в зимнем обмундировании (ватные куртки и шаровары), которое, за неимением белья, приходится одевать на голое тело. Приходящие же свежие части, не выдерживающие малейшего натиска противника (88-й и 89-й полки), хорошо одеты и обуты, это возбуждает справедливое негодование старых боевых стрелков… Командного состава совершенно нет, т.к. честный, хороший и знающий командный состав пошел в Красную Ар­мию в период ее формирования и теперь в большинстве своем перебит или перекалечен. Призванный же теперь насильно по мобилизации командный состав в большинстве своем либо ни­чего не знающий и совершенно непригодный элемент, либо, что еще хуже,—форменные изменники, способные лишь вести под­польную агитацию против Советской власти и при малейшем
удобном случае переходить на сторону белых, уводя за собой малосознательные массы красноармейцев (в 3-м, 7-м, 36-м, 83-м и 89-м полках)… Большинство вновь приходящих полков сразу же по прибытии либо в полном составе переходят к белым (85-й, 86-й и 3-й стрелковый полки), либо в большинстве. На дезорганизацию как новых, так и старых полков огромное вли­яние оказывает местное население, в большинстве крайне враж­дебно, в данное время, относящееся к нам, красноармейским частям». В числе причин такого отношения крестьян Фабрици­ус назвал «ненормальное и преступное отношение к крестья­нам большинства частей эстдивизии, которые вместо того, чтобы быть истинными защитниками трудового народа, позво­ляли себе грабить беднейшее крестьянство, отбирая у них пос­ледних лошадей, пищевые продукты, деньги, одежду, чем про­воцировали Советскую власть и создавали среди крестьян враждебное отношение к Красной Армии и благодатную почву для агитации в пользу белых»25.
В 1928 -1929 гг. в журнале «Красная летопись» были опуб­ликованы две большие статьи историка Н.А. Корнатовского: «Первое наступление белогвардейцев на Петроград» и «Вто­рое наступление белогвардейцев на Петроград», материалы которых вошли в крупную монографию автора «Борьба за Крас­ный Петроград» (Л., 1929, 2-е изд. — М., 2004). Работа была построена на богатом источниковедческом материале, в том числе Псковской Истпарткомиссии и Псковского музея Рево­люции, привлечении воспоминаний представителей обеих враж­дующих сторон. Н.А. Корнатовский подробно рассмотрел ис­торию возникновения Северо-Западного корпуса, подчеркнув его решающую роль в организации Гражданской войны, пока­зал, что корпус создавался сначала при поддержке Германии, а затем прибалтийских государств и стран Антанты. С исполь­зованием новых источников изучены обстоятельства форми­рования Северо-Западного правительства, проанализированы противоречия внутри белого лагеря, ошибки командования крас­ных. В целом книга Н.А. Корнатовского явилась наиболее пол­ным описанием событий Гражданской войны, в том числе на Псковщине, и подвела итоги изучения их в 1920-е гг.
1930-е гг. стали уже новым этапом в историографии Граж­данской войны на Северо-Западе России. Работ и газетных заметок стало гораздо меньше, имена активных участников событий стали исчезать, утверждалось одноцветное видение событий и т.д.
Примечания
1. Цит. по: Историки спорят. Тринадцать бесед. — М, 1988. — С. 47.
2. Псковский набат. -1919.-6 апреля.
3. Красный набат. -1919. — 19 августа.
4. Красный набат. -1919.-23 августа.
5. Красный набат. -1919. -2 и 6 сентября; Псковский набат.-1919.-24 и 29 октября, 24 ноября.
6. Красный набат. -1919.-4 сентября.
7. Псковский набат. — 1919. — 11 октября.
8. Псковский набат. -1919.-6 ноября.
9. Псковский набат. — 1920. — 4 января. ‘
10. Псковский набат. -1919.-21 декабря; 1920. -6 и 16 января.
11. Псковский набат. — 1920. — 24 января, 29 марта.
12. Псковский набат. — 1920. — 3 апреля.
\Ъ.ГорнВ. Белые в Пскове//Псковский набат.-1924.-10,12,13,16,18, 20 и 31 января, 2 и 17 февраля.
14. Псковский набат. -1926. — 24 августа.
15. Псковский набат. -1926. — 25 мая.
16. Там же.
17. Псковский набат. -1927.-25 августа.
18. Псковский набат. — 1926. — 1 апреля.
19. Псковский набат. -1929. — 25 августа.
20. Псковский набат. — 1929. — 27 августа.
21.  Г-н М. Борьба за Псков // Спутник большевика. — 1926. — № 1. -С. 32-34.
22.ДроздовВ. Балахович в Пскове//Спутник большевика.-1926.№ I0-1I.
23.  Государственный архив новейшей истории Псковской области (ГАНИПО). ф.2. оп.2. д.724. л.41.
24. Красная летопись. -1929. -№ 5(32). -С. 94.
25. Там же.-С. 96-98.
В.А. Бойков НА РАЗВАЛИНАХ ИМПЕРИИ
В конце декабря 1919 — начале 1920 началась ликвидация Северо-Западной армии. Официально она завершила свою де­ятельность 22 февраля 1920 г. По данным профессора С.Г. Иса­кова, в январе 1920 г. в Эстонии насчитывалось 50-60 тысяч северо-западников и беженцев, из которых личный состав Северо-Западной армии составлял 20 — 25 тысяч человек1.
Но имеются и другие данные, возможно, более достовер­ные. Так, в материалах оперативного отдела штаба 1-й эстон­ской дивизии сохранилась машинописная копия документа, оза­главленного «Краткие сведения об офицерах и солдатах быв­шей Северо-Западной армии». Документ составлен 1 апреля 1920 г. По этим данным «19-го ноября 1919 г., когда Северо-Западная армия отступала через реку Нарову на Эстонскую территорию, в ней числилось, по сведениям штаба этой армии, на довольствии 115 000 человек: число солдат составляло при­близительно одну треть этой суммы; офицеров 2 666; осталь­ные составляли женщины, дети, подводчики, беженцы, плен­ные, разные спекулянты и состоящий из многих учреждений многотысячный штаб армии; все же на самом деле общее число довольствующих было меньше, чем это указано выше и равня­лось… 80 000 человек»2. В этом же документе отмечалось: «В настоящее время остатки Северо-Западной армии числят: в Нарве офицеров 1077, солдат 3000; в Везенбергском уезде: офицеров около 1000, солдат приблизительно 4000 и беженцев 4700; всего 13 777. Кроме того, часть чинов СЗА находится в гор. Ревеле и в других местностях Эстонии»3.
Эпидемия тифа в декабре 1919 г. окончательно добила рус­ские воинские части в Эстонии. В декабре 1919 г. в госпиталях Нарвы и Везенбергского уезда числилось около 3500 человек4. Заболевшие тифом размещались в нечеловеческих условиях в зданиях парусиновой фабрики, лесного завода Зиновьева и в других местах. Положение в Нарве усугублялось еще и тем,
Бойков Виктор Алексеевич — доктор философии, доцент (Таллин).
что эстонские власти, боясь распространения эпидемии, не выпускали выздоравливающих из города. К тому же в эстон­ские госпитали не принимали заболевших тифом русских воен­нослужащих. Еще худшее положение было за пределами Нарвы.
Тяжелые испытания выпали и на долю беженцев. Люди жили на морозе под открытым небом, голодали. Помещения, в которых расположились беженцы, не годились для жилья.
В ходе ликвидации Северо-Западной армии эстонское пра­вительство приступило к захвату ее имущества и запасов. За­хватывались склады с продовольствием. Происходило и раз­грабление эстонскими солдатами обозов, беженцев.
В марте 1920 г. Учредительное собрание Эстонии приняло решение о принудительных работах. Под этот закон подпадали бывшие военнослужащие Северо-Западной армии и беженцы. На лесных и торфяных разработках условия труда не регла­ментировались, люди жили в наскоро сколоченных бараках. Фак­тически голодали, не всем удавалось выполнять норму выра­ботки.
О тяжелом положении северо-западников на принудитель­ных работах свидетельствуют и их многочисленные обраще­ния в Комитет русских эмигрантов в Эстонии. Так, 8 ноября 1920 г. в Комитет обратилась группа северо-западников. В сво­ем прошении они писали: «Мы, воины бывшей С.З. Армии, но в данное время работаем на торфяных разработках близ стан­ции Элламаа, где работаем с весны 1920 года. Условия рабо­ты были крайне тяжелые, и приходилось прокладывать кана­вы вдоль болота по колена в воде. Вследствие чего, что име­ли, при ликвидации армии, на себе, все прогнило и износилось. Купить что из одежды из своего содержания, не представля­лось возможным, так как, повторяем, тяжелый труд и после проклятого тифа, которым переболели все, нужно было укре­пить себя лучшей пищей, чтобы поднять здоровье и силу. А теперь уже зима, мы совершенно раздеты, и многие из на­шей партии не выходят на работу, ибо без сапог и шинелей идти в болото — это смерть, поэтому часть рабочих работает и одевается за счет других. 14 подписей. В СЗА служили в Талабском полку, инженерной роте, Гдовском полку, Чудском

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Псковская и новгородская губерния в годы первой мировой войны
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Географическое положение Псковской земли
  • Интересное