Поиск по сайту

Белогвардейцы

В 1923 г. в Берлине вышла книга В.Л. Горна «Гражданская война на Северо-Западе России», ставшая наиболее подроб­ным изложением истории событий. Горн рассказал о пребыва­нии Балаховича в Пскове, образовании Северо-Западного пра­вительства, его деятельности, быте и нравах белой армии, ее разложении. Все эти свидетельства играют роль незаменимо­го источника. Не случайно в дальнейшем историки и краеведы постоянно опирались на них, давая лишь собственную интерпре­тацию и не всегда указывая источник происхождения. В 1924 г. газета «Псковский набат» опубликовала отрывки из этой кни­ги, предпослав им справку об авторе13. Часть книги В.Л. Горна была включена и в книгу мемуаров участников «Белого дви­жения «Юденич под Петроградом», выпущенную в 1927 г. Важ­ность их заключалась в том, что они содержали взгляд на со­бытия с «белой» стороны и давали возможность узнать мне­ние не только победителей, но и вчерашних противников. Этим, кстати, отличаются и вышеперечисленные сообщения «Псков­ского набата» за 1919 — 1920 гг. Это ни в коем случае не иссле­довательские материалы, а всего лишь сообщения прессы, но в них, в отличие от последующих лет (1930-х), белый лагерь показывался полнее красного. Ни одного имени командира крас­ных тогда не называлось, о действиях красных отрядов писа­лось гораздо меньше, чем белых, использовались для освеще­ния событий сообщения белой прессы. В течение 1921 —1925 гг. в «Псковском набате» не появилось ни одной заметки о собы­тиях 1919 г., исключение составляла лишь публикация отрыв­ков из воспоминаний В.Л. Горна.
Положение стало меняться с 1926 г., когда впервые по ре­шению губисполкома день 25 августа был объявлен нерабо­чим и праздничным, как день освобождения Пскова от белых,’4 и отныне в течение ряда лет он отмечался ежегодно. Чаще всего именно к очередной годовщине стала приурочиваться публикация в газете статей и заметок, несколько реже они пе­чатались к годовщинам оставления Пскова — 25 мая. Тогда впервые стали писать об измене красных эстонцев под коман­дованием Ритта («Это предательство сыграло решающую роль. Ритт оголил участок фронта, образовался прорыв в псковском заслоне…»), о приходе в Псков Балаховича и Пермикина, воз­званиях их к крестьянам, объяснявших жестокости по отноше­нию к населению их службой у красных: «Мы усмиряли крес­тьян, усмиряли кроваво, чрезмерно жестоко, но делалось это с определенной целью — довести ненависть к большевикам до озверения, утопить в пламени народного гнева комиссаров»15.
Авторы статей широко цитировали В.Л. Горна, а в одной из заметок были приведены свидетельства бывшего кадета Л. Львова, опубликованные в парижской газете «Последние но­вости»: «Мы ехали по району, оккупированному год тому назад Булак-Балаховичем. Народная память осталась о нем нехоро­шая. Грабежи, а главное виселицы, навсегда, должно быть, по­губили репутацию Балаховича среди крестьянского мира. За 40 — 50 верст от Пскова крестьяне с суровым неодобрением рассказывают о его казнях на псковских площадях и его нече­ловеческом пристрастии к повешениям. Практиковавшаяся им порка, когда крестьянин—отец и хозяин—принуждался ложиться под удары, глубоко затронуло сознание крестьянина и оскорби­ло его чувство человеческого достоинства»16.
В дальнейшем главной темой газетных статей и заметок (а их в течение 1926 — 1929 гг. в «Набате» было опубликовано более 15) оставалась «балаховщина», а из авторов выделяют­ся, прежде всего, А. Черницкий и К. Иеропольский. Во многом их статьи повторяли друг друга, сами они из года в год нередко приводили одни и те же свидетельства, добавляя лишь отдель­ные новые подробности. К очередной годовщине освобожде­ния Пскова в 1927 г. последовала критика и в адрес соседней
Эстонии: «На территории наших соседей нашли себе убежище белые бандиты. Не лучше поступила и Эстония. Это ее буржу­азия была опорой Булак-Булаховича. Это при ее помощи Бала-хович мог вступить в Псков для невиданно-кровавых дел»17. В 1926 г. К.А. Иеропольский впервые опубликовал заметку, по­священную обстоятельствам гибели Я. Залита18.
Особенно часто газета обращалась к событиям 1919 г. в 1928-1929 гг., т.е. в преддверии 10-летия обороны Петрограда и освобождения Пскова. Опубликованы были, например, отрыв­ки воспоминаний бывшего командира Островского партизанс­кого отряда Н.А. Порозова, который привел ряд конкретных примеров злодеяний белых: «Партизана Матвея Рассол… му­чили непостижимо. На груди его вырезали ремни. Забивали гвозди ему под ногти. Завернули его в шкуру, здесь же снятую с убитой лошади, и волочили полуживого под окнами попа,Лав­рова. Когда Матвея Рассол закапывали в могилу, он был еще жив. Тимофея Фролова из Нагибино — члена Островского уис-полкома — живого похоронили. Живыми закопали в одну яму 7 красноармейцев 6-го Латышского полка…»19. Тогда же А. Черницкий привел первые обобщенные данные об ущербе, нанесенном белыми: по собранным в 1924 г. местным комите­том содействия жертвам интервенции поступило 3276 заявле­ний о причиненных убытках на общую сумму 6 129 950 руб., 175 человек было повешено и расстреляно, 352 пропали без вести, 4220 искалечены20.
Конечно, публиковавшиеся во второй половине 1920-х гг. заметки в газетах не представляли собой глубокого исследо­вания, а носили преимущественно описательный и публицисти­ческий характер, но именно с них начиналось тогда изучение темы, которая была еще очень далека от полного и всесторон­него освещения.
С середины 1920-х гг. стали появляться не только газет­ные заметки и воспоминания, но и статьи в журналах, принадле­жавшие сотрудникам Истпарта и работникам архивов. В 1926 г. в журнале Псковского губкома ВКП(б) «Спутник большевика» появилась статья «Борьба за Псков», подписанная «М. Г-н». В ней повествовалось о наступлении белых на Псков в мае 1929 г.,
измене Ритта, а главное, об обстоятельствах освобождения го­рода в августе 1919 г.; здесь же приводились тексты листовок21.
В том же году в журнале была опубликована статья зав. губархбюро В. Дроздова «Балахович в Пскове»,22 в которой автор обрисовал личность Булак-Балаховича, его службу в Крас­ной армии, переход на сторону белых и террор, установленный в захваченном Пскове. Дроздов пользовался при этом архивны­ми материалами, а также воспоминаниями очевидцев и свои­ми личными. Он сам в полной мере испытал на себе все жес­токости белогвардейской контрразведки, попав в ее руки во время нахождения в Пскове с разведывательными целями. «Я был на улице Пскова опознан одним белым офицером, неким Корсуновым, как коммунист и отправлен в контрразведку бе­лых, где я был подвергнут нечеловеческим пыткам, которых не всяким описать даже пером, — писал В.П. Дроздов в 1927 г. -Меня ставили на раскаленные угли, прибивали гвоздями руки, прожигали ноги и т.д. и в финале расстреляли, выбросили в тор­фяную яму за городом. Но по счастливой случайности я остал­ся жив, и голый, в крови добрался до своих до ст. Торошино.. .»23
Так что Дроздов писал о зверствах Балаховича, не выду­мывая специально ничего. А ведь в Пскове во время пребыва­ния там Балаховича действовали несколько контрразведок!
В связи с 10-летием обороны Петрограда и освобожде­ния Пскова появился еще ряд крупных работ. В 1929 г. в Ле­нинграде вышел сборник «Великая оборона Красного Петро­града», включавший в себя «воспоминания рабочих, работ­ниц, крестьян, красноармейцев, краснофлотцев, курсантов». В книге имелся специальный раздел «Балаховщина», включав­ший статьи и воспоминания Н.А. Порозова, В.А. Артамоно­ва, Л. Полоцкого и др. о событиях в Пскове и в губернии. Особенно информативными были воспоминания В.А. Арта­монова, рассказавшего о грабежах, расстрелах и виселицах на правах очевидца и человека, побывавшего в белогвардей­ской комендатуре и тюрьме.
Тогда же углубленно стал подниматься вопрос об обстоя­тельствах оставления Пскова красными в мае 1919 г. Большое значение здесь сыграла публикация документов, составленных
еще в мае — июне 1919 г., но широким читательским слоям неизвестных: в ленинградском журнале «Красная летопись» были опубликованы доклады председателя Псковского губис-полкома К.В. Гея «Как был сдан Псков» и военного комиссара 10-й стрелковой дивизии Я.Ф. Фабрициуса «Причины падения Пскова в 1919 г.», направленные во ВЦИК.
К.В. Гей рассказал о мерах, предпринимаемых для оборо­ны города, диверсионной деятельности в тылу красных, эваку­ации города, изменах Нелидова, Пермикина, Балаховича и Рит-та и в конце доклада сделал вывод: «Город не был сдан — он был предан изменой, что одновременно с бестолковыми рас­поряжениями командного состава и работой белогвардейских агентов в тылу, привело наши части в такое состояние, когда они ни на что более, кроме отступления, не были способны»24.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Псковская и новгородская губерния в годы первой мировой войны
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Северный регион.
  • Интересное