Поиск по сайту

Белогвардейцы

В 1923 г., т.е. вскоре после окончания Гражданской войны, когда изучение ее только начиналось, один из активных участ­ников недавних событий Д.А. Фурманов писал: «В граждан­ской войне не может быть бутафорского, мишурного блеска — она проходит в условиях нищеты, жестокости и всех тяжких спутников решительной схватки двух борющихся насмерть клас­сов. Исторические очерки — не повести, не рассказы; тут вы­мысла, недоговоренностей или перебарщивания быть не дол­жно»1. Говорить и писать правду тогда казалось само собой ра­зумеющимся, но для этого требовалось, во-первых, эту правду знать, а во-вторых, иметь возможность открыто ее высказать. Поэтому за прошедшие 85 лет наряду с добротными иссле­дованиями появлялось и немало работ, открыто фальсифици­рующих историю Гражданской войны. До создания ее объек­тивной истории, несмотря на кажущееся приближение к исти­не, мы далеки еще и сегодня. Простая замена «плюса» на «ми­нус», закрашивание «белых пятен» в черный цвет, огульное обвинение красных и облагораживание белых и др. — ничем не лучше открытых фальсификаций.
События Гражданской войны на Псковщине начали осве­щаться уже в процессе их в периодической печати. Начиная с февраля 1919 г., т.е. с первых попыток наступления белых и до конца года, газета «Псковский набат» с хроникальной точнос­тью сообщала о наступлении на Печорском и Гдовском направ­лениях, называя местности, где шли бои, населенные пункты, переходившие из рук в руки. Так продолжалось вплоть до ос­тавления Пскова 25 мая 1919 г., после чего эту роль стала вы­полнять выходившая в Великих Луках газета «Красный набат», а затем о боях на Лужском направлении, под Гдовом, Изборс-
Филимонов Анатолий Васильевич — канд. ист. наук, доцент Псковского государ­ственного педагогического уи-та (Псков).
ком, Печорами, на Пыталовском направлении вновь писал «Псковский набат». Для современного исследователя эти со­общения играют роль источника, позволяющего проследить последовательность и ход военных действий.
Помимо «военной хроники» газета в период до оставления Пскова писала иногда о зверствах наступавших белых («После того, как белые были выбиты из д. Богомолово, там нашли две груды трупов. Убитые были красноармейцами, которые ране­ными и пленными попали в руки мясников»), а также печатала свидетельства перебежчиков: «Перебежчики описали трудное положение у белых, например, отсутствие амуниции»2. Несколь­ко больше сообщалось о положении в оккупированном Пскове. В августе 1919 г. газета писала, например, о том, что «во Пско­ве белые офицеры обыскивают по своему усмотрению, заби­рая у населения все, что попадается, "заказывают" обывате­лей…»,3 в другой раз сообщила, что с белыми сотрудничают оставшиеся в городе советские служащие: «По сообщениям псковских газет принимавший видное участие в псковской му­зыкальной секции гр. Тульчиев в честь белых написал марш, с которым выступает на всех генеральских торжествах. Артист Трахтенберг, игравший большую роль в театральной секции, от имени псковского купечества преподносит Балаховичу адреса. Сотрудники других советских учреждений — Лихарева, Жаков, Колчин работают в белогвардейской газете «Псковское вече»4.
Гораздо больше информации о положении в захваченном белыми Пскове стало сообщаться после освобождения горо­да. Через день после этого, 28 августа 1919 г., в газете было помещено сразу три материала об освобождении Пскова. «26 августа в 6 час. 45 мин. утра после окончания боев нашими красными войсками занят г. Псков, — писалось в передовой ста­тье «Красный Псков». — Наголову разбитые белогвардейские банды или, вернее, остатки их, в паническом бегстве спасают свои продажные шкуры и сам "батька" Балахович еле унес свою буйную голову. Подлая душонка, провокатор и изменник, обе­зумев от выпавших на его долю частных успехов, грабивший и расстреливавший беззащитных рабочих, и крестьян и даже мечтавший о поголовном истреблении коммунистов и походе
на Москву первый бегством бросился спасать свою генераль­скую шкуру, оставив на произвол судьбы своих чад…»
Это была первая в псковской печати характеристика Бу-лак-Балаховича — эмоционально окрашенная в свойственной газетному жанру манере. Передовая же статья заканчивалась призывом: «Врагам народа нет пощады! На белый террор мы ответим красным, и пусть нас не обвиняют в жестокости. Мы будем только справедливы. Око за око и зуб за зуб. Но и этого мало, ибо одна капля крови замученных рабочих или крестьян стоит всей поганой крови любого контрреволюционера… Же­лезной пятой пролетариата гад контрреволюции должен быть раздавлен. Нет больше белого Пскова, а в Красном Пскове нет места предателям дела рабочих».
В другой статье — «Как был взят Псков» — рассказыва­лось об обстоятельствах освобождения города: направлениях ударов красных частей, захваченных трофеях и др.
С начала сентября 1919 г. газета в своих сообщениях по­стоянно уделяла повышенное внимание террору и злоупотреб­лениям Балаховича (казням в Пскове, печатанию фальшивых денег, расстрелам на территории Порховского и Островского уездов, в Стругах-Красных и др.), а также дальнейшей судьбе «батьки»5.
Пресса не только приводила примеры зверств Балаховича, но и со ссылками на белогвардейские и эмигрантские издания констатировала, что поступки его не встречали одобрения у самих белых. «Его поведение оказалось настолько ошеломля­ющим, что даже его сторонник из той же стаи, организатор международных убийств генерал Юденич вынужден был изъять из обращения своего многоопытного брата», — писал 4 сентяб­ря 1919 г. «Красный набат» и сообщал, что по приказу Юдени­ча арестованы чины штаба Балаховича: начальник штаба рот­мистр Звягинцев, бывший комендант Псковского района пол­ковник Куражев, начальник оперативного отделения полковник Стоякин, зав. контрразведывательной деятельностью Штренг и многие другие — «аресты произведены ввиду наплыва в штаб многочисленных жалоб на грабежи, насилия и другие беззако­ния. Генерал-майор Булак-Балахович выслан из пределов рай-
она Северо-Западной армии. По слухам последний уже нахо­дится в пределах Эстонии»6.
Затем со ссылкой на газету «Новая Россия» «Набат» кон­статировал, что на страницах этого печатного органа некто Се­ребренников (очевидно, свидетель происходившего) в зверствах Балаховича усмотрел главную причину того, почему белые вой­ска не смогли удержать Псков в августе 1919 г., и сообщал под­робности о расправах:«.. .подойдя ближе, я увидел, что на фона­ре висел какой-то человек в одном белье, а перед ним толпа, в которой много детей. Дул ветер, накрапывал дождь, и труп ка­чался на своей петле. Я молча закрыл глаза и бросился на тро­туар. Там стояли какие-то люди, и один из них, обращаясь ко мне, сказал: "Зачем это, кому оно нужно, ведь так даже больше­вики не делали. А дети, зачем им такое зрелище?"»7
В конце 1919 — начале 1920 гг. «Псковский набат» неодно­кратно писал о судьбе белогвардейского Северо-Западного пра­вительства и всей Северо-Западной армии опять же со ссыл­ками на эмигрантские издания: «Свобода России», «Таллина Театея» и др. В ноябре 1919 г. она поместила, например, справ­ку о председателе правительства С.Г. Лианозове,8 а вскоре — о прекращении существования правительства и начале траге­дии Северо-Западной армии: «Петербург опять стал мечтой, призрачным городом туманов. Надежды на возвращение (т.е. на возвращение «изгнанников из России» на родину) по крайней мере, на ближайшие месяцы погибли. Предстоит зимовать на чужой стороне… Армия переживает мучительные, тяжкие не­дели. Правительство Северо-Западной области… прекратило свое существование. Неудача похода на Петроград привела к тому, что десятки тысяч беженцев, голодных, потерявших все свое достояние, с малыми ребятами гибнут от болезней и не­выносимо тяжелых условий жизни»9. Затем последовали со­общения о том, что правительство Эстонии заявило о невоз­можности пребывания Северо-Западного правительства на ее территории и о переезде последнего на остров Эзель, а «части Северо-Западной армии, находящиеся в Эстонии, переживают тяжелые дни вследствие плохого питания и отвратительных санитарных условий. Большинство страдают заразными болез-
нями. До настоящего времени зарегистрировано 3600 солдат, больных пятнистым тифом»10. Булак-Балахович же оставил во­енное дело и начал издавать в Ревеле газету «Верный путь», а затем перешел на службу в Польшу".
В начале апреля 1920 г. «Набат» перепечатал из ревельской газеты «Мир» интервью с бывшим членом Северо-Западного правительства В.Л. Горном, который говорил о трудном положе­нии русских, оказавшихся на территории Эстонии, о необходимо^ сти добиваться для них свободы передвижения, организации им помощи, а также о необходимости объединения их самих12.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Псковская и новгородская губерния в годы первой мировой войны
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Географическое положение Псковской земли
  • Интересное