Поиск по сайту

Белогвардейцы

время меняющаяся политика властей по отношению к «третьей силе»: от заигры­вания, лицемерия и лжи, вершиной кото­рой стал «Декрет о земле», до разжига­ния ненависти и Гражданской войны в кре­стьянской среде, организации каратель­ных акций и открытой войны, направлен­ной на уничтожение крестьян.
Один из устойчивых стереотипов со­ветской историографии Гражданской вой­ны в России гласил, что крестьянство в основном принимало участие в ней в ка­честве союзника рабочего класса, т.е. на стороне большевиков. И лишь отдельные его слои — кулачество, политически неус­тойчивые середняки да незначительная часть «обманутых» бедняков, не поняв­ших всей выгоды, которая им давала со­ветская власть, — становились в ряды бе­лых. В освещении этого вопроса, как пра­вило, допускалось немало фальсификаций, злоупотреблений ленинскими цитатами1. Однако обращение к реальным фактам по­казывает, что крестьянство хорошо созна­вало природу большевизма и что на деле стояло за провозглашенным большевика­ми лозунгом «Вся земля — крестьянам!». «Идеологически большевики всегда были решительными противниками передачи земли крестьянам, — отмечает И.Р. Ша-фаревич. — Они требовали национализа­ции земли, передачи ее в распоряжение государства»2. Именно отсюда, а не по причине начавшейся Гражданской войны, как утверждали большевики, и ведет на­чало их пресловутая продразверстка и свя­занные с нею жестокие, репрессивные
меры, направленные против крестьянства: организация продотрядов, насаждение комбедов, конфискация имущества, раз­личные трудовые повинности, поголовная мобилизация в Красную Армию и пр. Из­вестно, что еще до Февральской револю­ции крестьяне были обязаны продавать оп­ределенную часть урожая, а монополия государства на продажу хлеба как вынуж­денная мера была введена Временным правительством. Но только большевист­ская власть решилась на конфискацию хлеба, ничего не давая взамен. В мае 1918 года в стране была введена продоволь­ственная диктатура, главной целью кото­рой было углубление раскола в деревне. «Само собой разумеется, — говорил Л.Троцкий на заседании ВЦИК 4 июня 1918 г., — что советская власть есть орга­низованная гражданская война против по­мещиков, буржуазии и кулаков. Советская власть не боится этого сказать, так как не боится призывать массы к граждан­ской войне и для этого их организовывать»3.
Подобная политика большевиков не могла не вызывать у крестьян внутрен­него протеста, который часто выражал­ся в байкотировании решений властей, в отказе от уплаты обязательного налога, в сокрытии своего урожая и имущества, а то и в форме открытого протеста, вклю­чая и вооруженное сопротивление властям.
Только в октябре-ноябре 1918 года крестьянскими волне­ниями в стране было охвачено 138 из 286 уездов центральных губерний4. Не обошла крестьянская война и Псковскую губер­нию, население которой на начало века на 93% состояло из кре­стьян5. Осенью этого года массовые вооруженные выступле-
ния крестьян прокатились по Новоржевскому, Порховскому, Холмскому уездам. Неспокойно было и в Псковском уезде, через территорию которого проходила линия разграничения между советскими и германскими войсками по Брестскому миру. Как следует из многочисленных сообщений Псковской Губчека, крестьяне массами переходили через демаркацион­ную линию на сторону белых и записывались в формирующие­ся белогвардейские части. По свидетельству офицера-северо-западника А.А.Северина, бывали случаи, когда в Псков при­бывали ходоки из незанятых немцами губернских территорий и упрашивали германское военное командование освободить их от большевистской власти6.
Как известно, Псковский Отдельный Добровольческий кор­пус, ставший впоследствии основой будущей Северо-Западной армии генерала Н.Н. Юденича, начал формироваться в октяб­ре 1918 г. Ко времени его ухода из Пскова в ноябре того же года в нем числилось по разным оценкам от 3 до 4,5 тысяч военнослужащих. Наиболее убедительные данные на этот счет, по нашему мнению, представлены историком А.Смолиным -4153 человека (вместе с Талабским отрядом)7. Из них 2487 числились рядовыми солдатами. В рядовой состав записыва­ли гимназистов, служащих, мещан, выходцев из купеческой сре­ды, но основная его часть, понятно, состояла из крестьян, так же как и почти весь унтер-офицерский состав. В итоге неслож­но вывести, что численный состав Псковского добровольчес­кого корпуса не менее чем на половину состоял из крестьян. В числе расстрелянных ГубЧК после прихода красных частей в Псков в конце ноября 1918 г., помимо офицеров стрелкового корпуса, немало было и рядовых солдат, в основном жителей псковских деревень8.
Однако наиболее массовое пополнение частей Северо-За­падной армии псковскими крестьянами проходило начиная с конца мая 1919 г., когда большевики были выбиты из Пскова и отброшены на восток почти до реки Шелони. Летом белые за­нимали весь Гдовский уезд, тогда входивший в состав Петро­градской губернии, пригород Пскова-Печоры, с прилегающи­ми к нему волостями (после Гражданской войны эта террито-
рия отошла к Эстонии и составила Печорский уезд), почти по­ловину Порховского уезда до села Полоное, где было останов­лено продвижение отряда С.Н. Булак-Балаховича, западные и северо-западные земли Островского уезда. Полностью белы­ми русскими и эстонскими войсками контролировался Псков­ский уезд со 160 000 жителями, а также губернский центр Псков, население которого составляло тогда более 30 000 человек.
Интенсивное вступление крестьян в Северо-Западную ар­мию с июня по август 1919 г. значительно опережало возмож­ности снабжения ее частей провиантом и вооружением9. Наи­более охотно записывались крестьяне псковских уездов в Осо­бую сводную дивизию С.Н. Булак-Балаховича, численность которой вскоре составила 3000 человек. К «зеленому генера­лу» шли, как правило, добровольно; единственно кого балахов-цы насильно мобилизовывали, так это возчиков с лошадьми. Но в состав 2-го стрелкового корпуса под командованием ге­нерала Е.К. Арсеньева, чей штаб располагался в Пскове, уже призывали крестьян и по мобилизации в соответствии с прика­зом командующего СЗА генерал-майора А. П. Родзянко. Зна­чительная часть псковичей пополнила также формирования, действовавшие на Нарвском участке фронта, не говоря уже о Талабском полке, в котором не менее половины его численнос­ти составляли псковские рыбаки и крестьяне Приозерного края10.
Трудно сказать, сколько всего крестьян Псковской губер­нии участвовало в Гражданской войне на стороне белых. Спе­циального учета этому не велось, какой-либо сводной статис­тики не делалось. Вместе с тем определенные данные об этом можно получить из сведений, которые собирали органы совет­ской власти на Псковщине уже после окончания военных дей­ствий.
Сведения эти касались белогвардейцев и «лиц, принявших участие в белых бандах», списки которых начали составлять­ся с октября 1920 года по многим уездам губернии. Наиболее полно они сохранились по волостям Псковского уезда. Помимо имен белогвардейцев они включали в себя сведения о составе их семей, а также их имущественное положение, прежде всего,
наличие недвижимости и скота. Записи делались не всегда гра­мотно, нумерация шла сквозная, порядок произвольный, причем семьи группировались по деревням. Иногда в примечаниях до­полнительно указывалось о службе некоторых членов семьи в Красной армии, но подобные случаи встречались нечасто. Ут­верждались списки председателями и секретарями волисполкомов, и составлялись они в основном до конца 1920 года, хотя некоторые волости досылали их еще и весной 1921-го.
3 июня 1921 года при Псковском уездном исполкоме состо­ялось первое заседание комиссии «по изъятию белогвардейско­го имущества» и «удовлетворения пострадавших от контр­революции». По сути дела, классовая война, которую разожгли большевики в деревне, продолжалась и после окончания вой­ны Гражданской. Вот как объяснялись мотивы такого «изъ­ятия» в постановлении этой комиссии (текст дается без стили­стической правки — О.К.):
«Считаясь с безвыходным положением погорельцев по Псковскому уезду от Гражданской войны и с привилегирован­ным положением семей белогвардейцев, и те задания, кои даны комиссии удовлетворить потерпевших в течение месяца, а по­тому применить конфискацию имущества в тех хозяйствах, где члены не вернулись из белых, но с таким расчетом, чтобы не пострадало от конфискации хозяйство, а конфисковать только долю белогвардейца, если один служит в Красной армии, а дру­гой — в белой, то такие семьи от конфискации освобождают­ся»".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Псковская и новгородская губерния в годы первой мировой войны
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Географическое положение Псковской земли
  • Интересное