Поиск по сайту

Белогвардейцы

Еще раньше, 21 мая, свои инициативы, разумеется, с ве­дома Родзянко, проявил начальник штаба корпуса Генераль­ного штаба полковник O.K. Крузенштерн. В этот день он от­правляет донесение Юденичу за № 10, которое он; начал с обстановки на фронте. Отметив как очень успешнре про­движение войск в Петроградском направлении — выход их на линию от устья реки Кунесть южнее Гдова до Капорс;кого за­лива, — а также маловероятность контрнаступления красных в ближайшее время, начальник штаба указывает на/ трудно­сти, перед которыми оказалась армия в своих дальнейщих дей­ствиях. Крузенштерн допускает, что дальнейшее наступле­ние Северного корпуса может привести к «свержению власти большевиков» в Питере. Однако это наступление будет воз­можно только при условии, когда в распоряжении корпуса бу­дут продовольственные средства, чтобы хотя бы на короткий срок обеспечить ими освобожденные районы и прежде всего Петроград.                                                              i
Далее начальник штаба поясняет, что по поручению Род­зянко он обратился с запросом по поводу продовольствия к представителю Американской продовольственной миссии ка­питану Миллеру, который с живостью отозвался йа просьбу и направился к главе миссии полковнику Карльсону в Гельсин-форс, чтобы передать ему расчеты необходимого продоволь­ствия. Единственным препятствием доставке этр продоволь­ствия в один из портов Финляндии была оплата груза.
Как считает Крузенштерн, американское представитель­ство согласилось бы отправить продовольствие на условии получения 20—25 % общей стоимости продовольствия, но только при гарантии лиц, обладающих «достаточной креди­тоспособностью». Завершается это донесений просьбой на­чальника штаба известить его об отношении Юденича к это­му делу, а так же «о существующих видах к его осуществле­нию». Очевидно, Крузенштерн надеялся, что прославленно­му генералу Кавказкой войны удастся най+и приемлемый
выход из создавшейся ситуации. К данному донесению при­лагалась сводка действий Северного корпуса 13-18 мая, а также копия письма американскому представителю о продо­вольствии. Нужно сказать, это письмо полковника О. А. Кру­зенштерна имело определенные последствия. Уже в начале июня первая партия американской муки в количестве 10 ты­сяч пуцов была доставлена в Нарву. Правда, за нее потом генералу Юденичу, в силу полного безденежья, пришлось за­ложить американцам 30 % казенного леса в Гдовском уезде.
Очень любопытным представляется письмо полковника Крузенштерна, отправленное генералу Юденичу из Ревеля 26 мая за номером 15. Интересно, что в этот самый день при­казом по Северному корпусу вводилось военное положение на всей территории, занятой белыми, а вся власть — и воен­ная, и гражданская — сосредотачивалась в руках генерала А.П. Родзянко и его окружения. Полковника О. А. Крузенш­терна, назначенного этим же приказом Главным начальни­ком тыла, естественно, занимали проблемы отношения граж­данских и военных властей.
Напомнив генералу Юденичу об освобождении от боль­шевиков войсками Северного корпуса территории с 2 300 000 жителями — цифра явно завышенная — Крузенштерн признал, что наиболее трудным для армии является вопрос об органи­зации управления этой территорией, удовлетворении нужд на­селения и вообще «сфера внутренней политики». Как призна­ет полковник Крузенштерн, подбор личного состава для низ­ших органов управления хотя и не без труда, но идет с привле­чением достойных людей на местах.
Очень затрудняло эту работу то обстоятельство, что ко­мандованию корпуса ничего не было известно о принятых ме­рах по восстановлению гражданской власти «на театре дей­ствий армии адмирала Колчака».
Крузенштерн информирует, что приказом командующе­го корпусом на освобожденной местности объявлено военное положение и отменены все декреты и распоряжения, издан­ные после 27 октября 1917 года. В настоящее время идет вос­становление на местах волостных старшин, сельских старост,
а в городах — управ последнего добольшевистского состава.
Вместе с тем, отмечается в донесении, освобожденные края слишком бедны людьми, имеющими опыт политико-ад­министративной работы. Те же, кто проявляет интенсивную деятельность, как правило, являются представителями левых групп и партий, прежде всего эсеров. С их стороны все чаще раздаются голоса о создании местного временного правитель­ства, которое помогло бы, как они считают, установлению бо­лее прочной связи между Корпусом и русской общественнос­тью. По мнению Крузенштерна, здесь заложено недоверие левого крыла к целям командования Белой армии, которое при­лагает все силы, чтобы удержать корпус от партийности. Северная армия, подчеркивает начальник тыла армии, не мо­жет и не должна становиться на путь политической борьбы, неминуемо ведущей к ее развалу. В этих условиях противо­поставление левым со стороны умеренных — крайне необхо­димо.
Здесь полковник Крузенштерн прямо подходит к своей просьбе Юденичу, указывая на необходимость прибытия в рай­он действия Северного корпуса видных русских политичес­ких деятелей умеренного направления, рассеянных ныне по всей Европе, «дабы дать политической жизни освобожденной области более определенное и ясное направление».
И далее: «В интересах общего дела, я прошу Вас о при­нятии всех зависящих от Вас мер к вызову из ближайших цен­тров Европы 6-8 политических и финансовых деятелей, при наличии которых и вопрос создания временного местного пра­вительства, в случае его необходимости, мог бы стать воз­можным».
Как известно, Н.Н. Юденич не замедлил отреагировать на это письмо начальника тыла Северного корпуса, поручив генералу М. Н. Суворову подготовить соответствующий про­ект, который был утвержден политическим совещанием при Юдениче. Вместе с тем некоторые опасения Крузенштерна оправдались. В созданном в августе 1919 г. Северо-Запад­ном правительстве действительно оказалось немало «случай­ных элементов», которые скорее мешали командованию Се-
веро-Западной армии, чем содействовали ему в его целях.
В эти майские дни 1919 года, связанные с наступлением белой армии на Петроград, ее командование предпринимает инициативу и на внешнеполитическом поприще. 21 мая пол­ковник Крузенштерн отправляет записку начальнику Финлянд­ского Генерального штаба Игнациусу.
Напомнив о том, что «борьба с большевизмом является вопросом международного значения», Крузенштерн просит кол­легу ответить на следующие три вопроса. Первый вопрос ка­сался необходимости установления связи между операциями, которые проводило Финляндское военное командование на Ка­рельском фронте, и военными действиями Северного корпу­са. Второй вопрос был связан с предложениями, которые могли быть у финляндского Главного командования в отношении к возможному свержению большевистской власти в Петрогра­де. Третий вопрос начальника штаба корпуса рассматривал возможности доставки продовольственной помощи от союз­ных держав в Петроград через порты Финляндии.
В середине июня 1919 г. уже сам командующий Север­ным корпусом А. П. Родзянко послал своего представителя к финскому генералу К. Г. Маннергейму с предложением за­ключить договор о совместных операциях против большеви­ков. Однако к этому времени начались переговоры между Фин­ляндией и генералом Н. Н. Юденичем, который под нажимом русских политических кругов эмиграции готов был встать во главе наступающей Белой армии. Финское командование веж­ливо, но прямо отказало Родзянко.
Тем не менее майские инициативы командования Север­ным корпусом, безусловно, подготовили почву для дальней­ших поисков политических решений, перед которыми неизбежно оказывалась любая армия, взявшая на себя контроль над за­нятой ею территорией. То, что политиков в среде командова­ния Белой армией было меньше, чем умеющих воевать, — это было нормальное явление, но только не для Гражданской вой­ны.
Приложения Документы РГВА
Командующему Отдельным корпусом
Северной Армии
г. Ревель
1919 г. «29» мая
№14
Генералу от инфантерии Юденичу
Ваше Высокопревосходительство
Одним из насущнейших вопросов для Северного Корпуса является вопрос финансовый. Для разрешения этого вопроса предвидятся следующие возможности: 1) снабжение Север­ного Корпуса, каким либо иностранным валютным фондом под обеспечение, которого, могли бы быть выпускаемые новые осо­бые денежные знаки для обращения их в освобожденных об­ластях; 2) снабжение Северного Корпуса денежными знака­ми, выпускаемыми правительством адмирала Колчака или Ар­хангельского района; 3) выпуск Северным Корпусом керенок, без каких-либо особых отличительных признаков. С точки зре­ния техники выпуск керенок Корпусом особых препятствий не встретил бы и вопрос этот мог бы быть разрешен в течение ближайших двух недель. Докладывая Вам об изложенном, ввиду важности и спешности вопроса, ходатайствую об уведомлении меня о Ваших точках зрения на сей предмет, об имеющихся видах по этому вопросу и, наконец, о том, считаете ли Вы допу­стимым с точки зрения соблюдения государственных интере­сов печатание и выпуск при Северном Корпусе денег образца керенок.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Псковская и новгородская губерния в годы первой мировой войны
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Географическое положение Псковской земли
  • Интересное