Поиск по сайту

Антропогенные изменения ландшафтной структуры и их географические следствия.

В различных ландшафтах лесной зоны давление современного производства на природную среду проявляется в самых разнообразных формах и в разной степени. Большинство аспектов отрицательного хозяйственного воздействия на природу сводится, как известно, к двум главным — ресурсным и экологическим, то есть — к истощению естественных ресурсов и ухудшению экологических условий жизни людей. Эффективность антропогенной нагрузки в отдельных регионах часто зависит от продолжительности и степени их освоения человеком, интенсивности и специализации экономического развития, а также от рода деятельности основной массы населения.
Наиболее устойчивые и радикальные изменения в структуре природных комплексов возникают в результате воздействия человека на первичные компоненты — фундамент и воздушные массы. Последние являются одним из ведущих компонентов климата и микроклимата, зависящего от подстилающей поверхности на ограниченных территориях. Преобразуя растительный покров (его альбедо, транспирационную способность, шероховатость) и влагооборот, например, для осушения или орошения, что Изменяет характер подстилающей поверхности, интенсивность транспирации и др., человек вносит качественно новые, часто необратимые изменения в природную’ среду. При этом создается своеобразней культурный ландшафт со всеми его позитивными или негативными сторонами.
Около 5 тысяч лет назад, после относительной стабилизации границ современных природных зон на территории северо-запада Русской равнины, в естественное развитие природы лесной зоны вмешивается антропогенный фактор, преобразующий ландшафты до Настоящего времени. Со времени окончательного обоснования на данной территории, во время так называемогоклиматического оптимума, древнейшее население еще на протяжении нескольких тысячелетий полностью зависело от колебаний природно-климатических условий, органически вписываясь в существующие ландшафты. Гармония развития природной среды того времени практически не нарушалась присутствием и жизнедеятельностью человека, так как малочисленность и низкий уровень хозяйственной деятельности определяли ему скорее лишь своеобразную экологическую нишу в биогеоценозах.
Плотность населения в европейской тайге не превышала 3 чел/100 км2, в гтодтайге — 7 чел/100 км2. До сих пор остаются неясными время и характер проникновения славян в лесные районы. В первые века нашей зры на северо-западе Русской
равнины происходили сложные этнические процессы, появилось новое население. Строились укрепленные грродища в наиболее выгодных в стратегическом отношении районах моренных ландшафтов. Предположения о том, что хозяйство этих поселений было основано на земледелии, вызывают известные сомнения. По историческим данным моренные ландшафты были освоены земледельцами на северо-западе Русской равнины лишь в XVI — XVII веках. По крайней мере на протяжении I тысячелетия нашей эры основными направлениями хозяйственной деятельности местного населения в моренных ландшафтах были скотоводство, охота, рыбная ловля, собирательство.
Укрепленные городища, вероятно, представляли собой военно-торговые центры, осуществляющие обмен продуктов, производимых местным населением, на продукты, привозимые из других природных зон. Те же функции, по-видимому, выполняли и славянские городища, которые распространились в лесных моренных ландшафтах в конце I тысячелетия нашей эры.
В течение VI — VII веков сложились благоприятные для земледелия агроклиматические условия на юге Русской равнины — в степной и лесостепной зонах, где славяне создали достаточно мощный центр зернового хозяйства. Колонизация же северной (лесной) зоны имела по преимуществу военный характер. Там была создана сеть укрепленных поселений, через которые осуществлялся принудительный обмен местных продуктов на продукты, произведенные в южных районах (Долуханов, 1979). Вероятно, попытки заняться земледелием предпринимались здесь достаточно рано, однако успешными они могли быть лишь в строго определенных ландшафтах.
Хотя территория лесной зоны северо-запада Русской равнины является частью одного из относительно древних очагов земледелия на Руси, в сельскохозяйственном отношении она освоена еще довольно слабо и крайне неравномерно. Это обусловлено, прежде всего, влиянием физико-географических условий.
Сельское расселение здесь в настоящее время, как и в
рассредоточенностью. Выборочное освоение территории, связанное с использованием наиболее благоприятных в природном отношении участков, удобных для сельскохозяйственного освоения, привело к тому, что различные элементы тех или иных ландшафтов и сейчас характеризуются разной степенью заселенности.
Песчаные равнины, холмисто-моренные и камовые возвышенности в последние десятилетия относились к районам, где доминировал процесс депопуляции — интенсивного отселения жителей (главным образом сельских), так как для круп-
ного ‘сельского хозяйства данные ландшафты оказывались наименее подходящими и нерентабельными в силу известных причин.
На первый взгляд, процессы депопуляции отдельных регионов, особенно активизировавшиеся в послевоенный период, свидетельствуют о возможном ослаблении "пресса" антропогенной нагрузки на природные комплексы, что приводит к стихийной трансформации земельных угодий. На локальном уровне такие явления порой действительно имеют место: заброшенные луга и пашни зарастают кустарником и лесом, в некоторых случаях намечается тенденция к восстановлению или восстанавливается древесный фитоценоз, близкий к коренному.
Однако в широком плане это явление имеет, безусловно, негативный характер, ибо способствует усилению диспропорции антропогенной нагрузки в другом месте (причем, далеко не всегда экологически оправданной и здоровой); сводит до минимума коэффициент полезного действия "свободной" территории на десятки лет. Ведь на восстановление наиболее продуктивного естественного фитоценоза, например, ельника до возраста 60-80 лет, потребуется период времени не менее 100 лет, а уже существующие, однажды отвоеванные у леса культурные угодья будут утрачены.
Под влиянием антропогенного фактора здесь гораздо более широкое развитие получил процесс формирования дерново-подзолистых почв (в процессе замены лесной pacv тительности лугами и пашнями). Например, почвы моренных, озерно- ледниковых песчаных равнин в процессе сельскохозяйственного использования быстро теряют свое и без того невысокое естественное плодородие и, будучи заброшенными, восстанавливают свою подзолистую структуру и довольно быстро возвращаются к своему первоначальному состоянию.
На породах легкого механического состава возврат к исходному типу почв происходит на протяжении 30-50 лет.
Как известно, многоярусные геосистемы лесопокрытых территорий по своим геофизическим параметрам существенно
отличаются от одноярусных.
В условиях северо-запада Русской равнины снижение температуры воздуха в ненарушенном лесном фитоценозе ведет к уменьшению прогревания почвы и сокращению вегетационного периода по сравнению с открытым местом. Такое снижение температуры в лесу находится в тесной связи с понижением радиации и освещения. Среднегодовая максимальная температура воздуха в лесу на 4-4,5° ниже, чем на открытом пространстве.
Выборочная рубка леса, санитарные и другие вырубки приводят к осветлению древесного полога, благодаря чему происходит внедрение в хвойные фитоценозы мелколиственных и широколиственных пород. В изреженном древостое наблюдается увеличение доли прямой солнечной радиации, поступающей под полог, что ведет к лучшему прогреванию почвы, повышению температуры воздуха в теплое и сухое время года, ускорению снеготаяния и т.д. Вырубка лесов приводит к повышению среднегодовой температуры почвы на 1-2°.
Искусственное уменьшение сомкнутости древесного полога в гумидных условиях уже к третьему году после изреживания может привести к увеличению транспирации примерно на 7% и уменьшению непродуктивных потерь влаги (снижается уровень перехвата осадков кронами). Этим усиливается водопотребление леса и улучшается его водный режим. Однако после сплошной рубки, наряду с увеличением освещенности, температур воздуха и почвы, уменьшением -относительной влажности воздуха и изменением состава травяного покрова, наблюдается увеличение влажности почвы, что в известных условиях северо-запада Русской равнины (избыточное увлажнение) далеко не всегда желательно.
Современная лесистость дает представление о степени антропогенного воздействия на конкретную территорию и в лесной зоне может быть успешно использована в качестве показателя такого воздействия. — По данным М.А.Цветкова (1957), в 1725 году лесистость в С.-Петербургской губернии составляла 61,3% общей площади губернии, под пашней было
занято лишь 6%; остальные угодья приходились на сенокосы и другие удобные земли (3,5%) и неудобные (29,2%).

двери массив дуба на заказ на сайте

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Средневеликорецкий регион.
  • Роль снежного покрова
  • Понятие о литогенной основе ландшафтов.
  • Интересное