Поиск по сайту

1968 год

В высших школах ФРГ существовала в те годы весьма авторитарная система. Многие студенты и аспиранты боялись высказывать свое настоящее мнение и старались выражать взгляды того профессора, который будет оценивать их работу. Помню, как в мою бытность в Марбурге одна студентка сказала, что пишет диссертацию по Томасу Манну и Достоевскому — сравнение. Я сказала, что не очень высоко ценю Томаса Манна; она ответила, что и она тоже, но написать этого не решится, так как ее работу будет читать как профессор-славист, так и германист, а последний в восторге от Томаса Манна. Я вспомнила, как выбрала в свое время Степуна, потому что с ним так хорошо было спорить, и на докторском экзамене проспорила с ним полтора часа об оценке Константина Леонтьева. Но большинство немецких профессоров не поощряло своих студентов выражать собственное мнение. Возмущение студентов против такого авторитаризма было обоснованным, но, как это обычно бывает, перехлестнуло через край и приняло отчасти безобразные формы.
Все это совпало с неожиданным ренессансом марксизма. Когда я была студенткой, училось еще много бывших солдат, повидавших на территории СССР, до чего советский марксизм довел собственное население. Затем начали возвращаться пленные и рассказывали о советской лагерной жизни; так что среди молодежи господствовали антимарксистские настроения, что было видно еще в 1959 году на фестивале в Вене. Теперь же пришло новое поколение, не имевшее опыта практического марксизма. Появились идеологи нового его толкования, так называемого неомарксизма: Маркузе, Адорно, Хоркхейм (если назвать наиболее известных). Герберт Маркузе действительно овладел умами молодежи. Он выдвинул тезис: носителем революционного импульса является нынче не пролетариат (которого теперь уже и не было, так как европейский рабочий класс никак нельзя было назвать обнищавшим пролетариатом), а интеллектуальная молодежь, именно студенчество. Это
импонировало. Бурное движение охватило не только Германию, но в значительно большей степени пылкую Францию, где возникали даже студенческие баррикады. Помню, в те годы один беженец-чех воскликнул: «В Праге студенты хотят такого строя, как в Париже, а в Париже — такого, как в Праге!»

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • «Создавала эпоха поэтов»
  • Сахаровские слушания в Риме
  • 20-е годы Западный Берлин.
  • Пражская весна
  • Интересное